РОЛЕВАЯ ИГРА ЗАКРЫТА
нужные персонажи
эпизод недели
активисты
— Простите... — за пропущенные проповеди, за пренебрежение к звёздам, за собственный заплаканный вид и за то что придаётся унынию в ночи вместо лицезрения десятого сна. За всё. Рори говорит со священником, но обращается, почему-то, к своим коленям. Запоздалый стыд за короткие пижамные шорты и майку красит щёки в зарево.
Ей кажется, что она недостойна дышать с ним одним воздухом. Отец Адам наверняка перед Богом уж точно чище, чем она и оттого в его глазах нет и тени сумбура сомнений. Должно быть подумал, что ей необходима компания и успокоение, ибо негоже рыдать в храме господнем как на похоронах, но Рори совершенно отчётливо осознаёт, что ей нужно совсем не это.

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » дело - дрянь [3.09.2012]


дело - дрянь [3.09.2012]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/2HTpB.gif http://funkyimg.com/i/2HTpC.gif
http://funkyimg.com/i/2HTpD.gif

Дата и время: 3.09.2012
Место: особняк Энтони Фелпса, округ Сонома, Калифорния.
Участники: Эрин Райт и Оливия Вальдес.
Краткое описание: один заказов в уплату долга, обернувшийся испытанием для честности и совести.

+3

2

- ... и, представляешь, он мне выдал тот пакет с таким видом, словно я ему осталась еще что-то должна, – Лив смотрит перед собой на длинную широкую дорогу, вымощенную красивой плиткой, рассказывая о своих злоключениях в центре особого питания для вампиров подруге, которая шла рядом.
- А вкус у этого «нечто» был просто отвратный. Не верю, что потратила последнюю лицензию на полуфабрикат, – не угоманивается мексиканка, и, спохватившись, смотрит на Эрин, - прости, я когда-то обещала не говорить про еду, но этот случай меня добил.
Взгляд устремляется вперед, куда упирается дорога, ведущая к огромному особняку явно богатого рода.
- Так что там Юрген хочет вернуть себе у этого мага?
О деталях дела Райт, как всегда, не распространялась, а Лив не особо совала нос не в свои дела. Она не только вечная должница девушки, но и, как надеется, какая-никакая подруга, поэтому помочь ей с еще одним делом – только в радость. Из-за этого вампир так нетерпеливо шагает навстречу приключениям, готовая сделать все сама. Прижать, пригрозить, загипнотизировать... все, что душе угодно, лишь бы побыстрее разделаться с этим, вернуться с добычей и получить хорошее вознаграждение.
А ведь оно и впрямь было хорошим. Момент, когда долг искупается можно назвать незабываемым.
Массивная входная дверь заперта изнутри.
- Поколдуешь, а я пока осмотрюсь? – кивает на современный замок (а она-то надеялась увидеть старинную скважину), и оглядывает многочисленные окна. Все зашторены, хотя время – полдень. Вокруг нестриженый газон, клумбы с увядшими, засохшими цветами. В
прочем, запущенный вид шикарного дома не заставит Лив отступить.
Дверь поддалась магическому дару подруги, и они вошли внутрь.
- Жарковато, – подивиться красоте огромного холла, залитого ярким солнцем благодаря дополнительным панорамным окнам на потолке, Вальдес не успевает. Ее кожу буквально начинают обжигать солнечные лучи, и, прежде чем стать обуглившимся корн догом, она срывается в угол, куда свет еще не попал. Взгляд падает на Эрин, на которую неестественный свет действует точно так же.
- Дело – дрянь.

+3

3

— Меня от одного его вида мутит, — жалуется Эрин, глядя заросший, потемневший от времени фасад огромного старого особняка с хаотичным нагромождением архитектурных деталей: башен, башенок и разных резных штук, названий которых девушка, последний раз посетившая школу в четырнадцать, просто не знает, — а ты еще со своей кровью…
Особняк не выглядит зловеще — скорее нелепо, но тонкие чувства мага улавливают исходящую от него угрозу.
— Юрген говорит, там внутри лабиринт, — роняет она небрежно, понимая, что не сможет воспроизвести термины, которыми он сыпал накануне: что-то там про неевклидову геометрию, пространственно-временные искажения и какую-то неведомую кривизну. Магические способности, к несчастью, не могут волшебным образом повысить IQ или ликвидировать пробелы в традиционном образовании. Из всего сказанного Юргеном Эрин вынесла только то, что дом — некое извращенное подобие Изнанки и самая настоящая ловушка для магии. И она подготовилась: жезл-фокусировщик на поясе, браслеты, упрощающие создание магического щита, на запястьях обеих рук, а к ним в придачу шесть колец, хранящих запасы магии — резерв на самый крайний случай.
Вопрос о том, что именно Юрген велел забрать у мага, остается без ответа.

Дом оказывается ближе, чем казалось, когда они стояли у ворот с металлической табличкой, надпись на которой гласила: «ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ. НЕ ПРИБЛИЖАТЬСЯ». Эрин не может определиться, радует это ее или наоборот.
Вблизи он производит еще более жалкое впечатление. Можно рассмотреть облупившуюся краску и обвалившуюся черепицу. Крыльцо облезло и насквозь прогнило, ну хоть ступени не скрипят, предупреждая всех в доме об их визите.
Прежде чем заняться замком, Эрин подносит правую руку ко рту и слизывает кровь с подушечки ладони под указательным пальцем — оцарапалась, держась за перила. Касаясь замка пальцем, Эрин шепчет grym1, а потом громко и со смешком добавляет: «Алохомора».
Одна из створок двери, когда Эрин ее толкает, неохотно отворяется, протяжным стоном возвещая об их прибытии.
В холле — неожиданно светло и просторно. На полу — ровный слой пыли, копившейся не один год. Пыль настолько плотная, что рисунок паркета совсем невозможно рассмотреть.
Не то чтобы Эрин стала его рассматривать. Стоит им с Оливией войти, как на них обрушивается куда более серьезная проблема — падающий сверху свет жжет.
Эрин поднимает ладони, образовывая вокруг себя магический щит, и делает Оливии знак подойти. Из-за угловой двери, возле которой укрылась вампирша, доносится странный скрежещущий звук — слишком громкий, долгий и интенсивный, чтобы списать его на ветер или крыс.
Эрин снимает с пояса жезл и громким шепотом обращается к Оливии:
— Остаемся или бежим?

1. Сила, усилие (валл.).

+3

4

Самое время почувствовать себя вторым лишним. Видя, как Эрин ловко и с изяществом, которого сама не замечает, создает магический щит, укрывающий от, видимо, слишком усиленного ультрафиолетового излучения, вампир лишь сильнее вжимается в темный укромный уголок своего спасения, отрицательно качая головой на мановение подруги.
- Не поместимся, - изрекает девушка, знания о магии которой равны почти нулю, и кивает в сторону одной из четырех дверей, находящихся в нескольких шагах впереди них, - давай туда, в любую, - она не успевает договорить.
Рядом с ней раздается скрежещущий звук, бьющий по чувствительным барабанным перепонкам похуже любой рок музыки в ночных клубах, а после - один сильный удар, за которым точно последует и второй.
- Беги, - твердо почти приказывает вампир, предполагая, что если сейчас на волю вырвется кто-либо кроме оборотня, то хотя бы с этим существом она справиться сможет, либо отвлечет, что тоже может оказаться весьма полезным.
Именно в эту секунду дверь мгновенно вспыхивает синим пламенем, опаляя рядом стоящую Оливию, а из проема вываливается столб огня, и он полностью закрывает Райт так быстро, что вампир даже не успевает отреагировать.
- Гвен?! – забывается, окрикивая чародейку настоящим именем, и срывается с места туда, где стояла подруга, буквально сгорая заживо.

+3

5

В книгах пишут, что перед неизбежным концом вся жизнь человека проносится у него перед глазами. Когда Эрин краем зрения ловит ослепительный огненный всполох, разрастающийся — приближающийся! неотвратимо и с немыслимой скоростью — точно снежный ком, подхваченный разрушительной лавиной, то не успевает увидеть больше ничего.
Она знает температуру, при которой воспламеняется и горит бумага — вычитала в тринадцать в одном из романов Брэдбери. Ни в одном из тех романов не было ни слова о том, при какой температуре горит плоть. Тысяча градусов1? Две тысячи?
Она вскидывает руки в защитном жесте, который не успевает осмыслить. В правой руке зажат жезл, глаза зажмурены. Эрин не видит, но чувствует, как сгустившаяся сила окутывает ее удушливым доспехом – душная, давящая, не дающая дышать. Спустя несколько заполненных наивным удивлением мгновений она все еще жива. Эрин открывает глаза и с недоверием смотрит на собственные руки. Магический щит, выстроенный браслетами, отсек волну летучего огня. Она потратила почти три месяца на создание этих браслетов, но и предположить не могла, что они окажутся настолько хороши и будут так точно реагировать на любое проявление ее воли.
— Кажется, пронесло, — сипло отзывается Эрин. Во рту у нее сухо, как в пустыне. Голос осыпается песком.
— Скорее, надо уходить отсюда, — хрипит она в следующую секунду, хватая Оливию за руку и мысленно командуя браслетам растянуть щит на них двоих. О том, что воздух тут может плавить кожу Эрин помнит слишком хорошо. Самым коротким путем она направляется к двери и тянет Оливию за собой.
— Вот черт, она закрыта!
Эрин изо всех сил давит на ручку, та проскальзывает в ее вспотевших ладонях, но поддается, вот только тяжелая дверь не сдвигается ни на дюйм, как будто что-то подпирает ее с другой стороны. Исключено: дверь открывается внутрь. Тогда, может, кто-то
— Похоже, замок заклинило. Попробуй другую, — просит Эрин, давясь паникой. До нее не сразу доходит, что одной рукой она по-прежнему сжимает магический жезл. Она направляет дубовую ветвь на замок:
— Грим!2 — Вырезанные на дереве знаки вспыхивают бледным голубым светом, и слышно, как трескается дверь. Где-то позади.
— Не оборачивайся, — шепчет Эрин, нащупывая рукой ладонь Оливии, — бежим к лестнице.
Они срываются с места и бегут так быстро, что у Эрин закладывает уши, и все же она понимает, что Оливия намеренно тормозит себя, ради нее, а она… она не выдерживает и этот небыстрый темп. Будь Эрин книжной героиней, она отпустила бы руку подруги и своей благородной жертвой выиграла бы для нее несколько спасительных минут, но Эрин — никакая не героиня. Она бросает быстрый взгляд в неосвещенную часть холла, туда, где находится расколотая дверь, замечает пугающий размытый силуэт, темнеющий в угольно-серой тьме, и сильнее сжимает руку Оливии, жалея лишь о том, что не предусмотрела все возможности и поскупилась на зелья и серебряное оружие. Но кто ж знал, что безумный маг наймет для защиты оборотня?
На одной из последних ступенек Эрин спотыкается, но Оливия успевает остановиться и удержать ее от падения.
— Спасибо, — произносит Эрин одними губами. Дыхания, чтобы говорить, нет.
У нее горят легкие, а ноги превратились в вату, но Оливия заставляет ее бежать дальше, утягивает за собой в черный зев коридора. Эрин не знает, насколько еще ее хватит. Каждый новый шаг дается тяжелее предыдущего, и дело не только в усталости, понимает она — по этажу разлита омерзительная магия. Эрин чувствует уже не угрозу, но вязкую, как паутина, сеть, напоенную страшной силой. Она пронизывает каждый дюйм пространства. Защита, больше похожая на ловушку.
— Хватит. — Ведьма высвобождает руку из хватки вампирши. Чтобы не упасть, ей приходится опереться на холодную пыльную стену, пахнущую плесенью и тлением. Вокруг стоит мертвенная тишина. Ни скрежета, ни рева не слышно — только ее рваное дыхание. И темнота.
— По-моему, мы оторвались, — говорит Эрин, но в ее голосе не слышно облегчения. — Давай найдем окно и выберемся отсюда, пока та тварь нас не нашла. Ты что-нибудь видишь? — Ее собственная магия тут не поможет. Эрин точно знает, что не сможет ее призвать в окружении чужой, темной, стесняющей движения и дыхание.
— Может, вернемся и поищем комнату, выходящую на улицу? — не выдерживает Эрин. Ее бросает то в жар, то в холод, тонкая рубашка прилипла к спине, дышать невозможно трудно, и она не может понять, винить в этом бег или пропитавшую тут все магию.
Коридор кажется бесконечным.
«Бездонный», — приходит на ум неприятное сравнение.

1. Эрин использует для измерений градусы Фаренгейта.
2. Grym — cила, усилие (валл.).

+2

6

Повинуясь воле единственного мага, защищающую Лив, девушка направляется вслед за Райт, также безуспешно пытаясь открыть двери. К сожалению, мощь вампира – ничто в сравнении с заклинаниями, поэтому мексиканка лишь напряженно вглядывается в прорези приближающегося пламени, как раз в тот момент, когда Эрин шепчет устрашающее «не оборачивайся».
Поздно. Она уже видит. Видит, кто станет ее погибелью, если они прямо сейчас не окажутся в другом месте как можно дальше отсюда.
Девушка рвется вперед, практически волоча за собой подругу, сжимая ту еще сильнее, помогая и коротко кивая, оставляя все реплики взаимной благодарности на потом.
- Нет, нужно идти, - говорит и сама же прислоняется к пыльной стене рядом с ведьмой, понимая, что этот спор заведомо проигран, поэтому переходит сразу ко второй части их сегодняшнего приключения. Части, где они ищут спасение.
- Коридор без окон, - кидает взгляд в бесконечное темное пространство, и мрачно добавляет, - зато есть двери.
- Назад нельзя. Если тот оборотень – не плод моего воображения и не иллюзия, то туда нам путь заказан. Ты можешь попробовать... создать проход на улицу? Прорубить стену, магию, ее обволакивающую, что-нибудь? – последнее уж очень походит на не скрытую мольбу.
- Возможно, в одном из помещений будет лазейка, которая тебе поможет, - больше от отчаяния, чем руководствуясь логикой, молвит Лив и открывает первую попавшуюся дверь, поддающуюся слишком легко.
Комната походит на убежище подростка из двухтысячных. Из того, что можно назвать «родительским вкладом» здесь только нежно-розовые обои и компьютер с большим монитором. К остальному явно приложила руку девочка лет тринадцати. Плакаты с миловидными актерами, всевозможные наклейки, постеры, три колонны дисков с музыкой, рядом со столом стоит не застеленная кровать, валяется школьный рюкзак, зеркало, висящее на стене хорошо отражает лица Лив и Эрин. Измотанные, напряженные и напуганные.
Может, это и есть выход из лабиринта? – едва не роняет вампир, но вовремя придерживает язык за зубами, поскольку уютная картина начинает заметно преображаться.
На смятой простыне появляются большие пятна крови, зеркало исходит трещинами, кровь также начинает заливать рабочий стол.
Фальшивка. Это Вальдес понимает сразу, хотя происходящее от этого знания не становится менее жутким. Красивые обои заполняются чернилами невидимого писаря с мелким почерком одной и той же фразой. Приходится подойти ближе, рискуя снова запустить механизм очередной ловушки, но девушка все равно решает, что должна узнать о послании того, кто все это придумал.
- «Вы этого добиваетесь?» – произносит она вслух и еще раз, свежим взглядом, окидывает комнату. Смутная догадка холодит все тело, и Лив медленно поворачивается к подруге.
- Эрин, - приходится сглотнуть сухой ком, встрявший в горле, и, на этот раз, никак не связанный с голодом, - что именно должен этот человек заплатить Юргену в уплату долга?

+2


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » дело - дрянь [3.09.2012]