РОЛЕВАЯ ИГРА ЗАКРЫТА
нужные персонажи
эпизод недели
активисты
— Простите... — за пропущенные проповеди, за пренебрежение к звёздам, за собственный заплаканный вид и за то что придаётся унынию в ночи вместо лицезрения десятого сна. За всё. Рори говорит со священником, но обращается, почему-то, к своим коленям. Запоздалый стыд за короткие пижамные шорты и майку красит щёки в зарево.
Ей кажется, что она недостойна дышать с ним одним воздухом. Отец Адам наверняка перед Богом уж точно чище, чем она и оттого в его глазах нет и тени сумбура сомнений. Должно быть подумал, что ей необходима компания и успокоение, ибо негоже рыдать в храме господнем как на похоронах, но Рори совершенно отчётливо осознаёт, что ей нужно совсем не это.

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » время не лечит - [февраль 2010 / лето 2012]


время не лечит - [февраль 2010 / лето 2012]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2Jdvu.gif http://funkyimg.com/i/2Jdvr.gif

Дата и время: февраль 2010 / лето 2012
Место: Мехико, Мексика / Сан-Франциско, США.
Участники: Оливия Вальдес и Сэм Мерфи

+1

2


»2010 год

Труп свежий. Недавно иссушенное, бледное, несмотря на природную смуглость, тощее тело парня лет двадцати пяти лежит у ног Оливии, которой самое время сматываться из этого места. Она находит жертву своего предшественника тогда же, когда пытается скрыться от возобновленного преследования и, осматривая бездыханного юношу, понимает, что идет не в том направлении. Либо здесь поработал новичок, либо один из наемников ее бывшего босса, что не заботится о следах, оставляемых им.
Надо идти дальше.
Взгляд цепляется за жуткую рану на горле несчастного, всю испачканную еще не высохшей кровью, и девушка нервно сглатывает.
Она голодна.
Дни непрерывного поиска убежища шли один за другим, так что утоление жажды уходило на второй план, однако сейчас, когда пища, а, точнее, остатки, лежат у ее ног – сопротивление становится все слабее.
Сначала Вальдес слышит шаги, затем из-за угла старого дома появляется мужчина, вот тогда-то триггер у вампира и срабатывает.
Чертыхнувшись, девушка срывается с места не ее преступления, не раздумывая о направлении – лишь бы подальше от трупа и неприятностей, которые он может принести.


»2012 год
Очередь. Серьезно?
Очередь в пункте регистрации отдела Арканума в Сан-Франциско. Неужели все Иные округа решили разом прийти за чертовой бумажкой, где работает всего лишь один-единственный... кто он там.
Благо, она смогла немного перекусить до этого мракобесия так, чтобы не попасться на глаза вездесущим арбитрам, ведь регистрации у нее до сих пор нет, значит, нет и лицензии. И все из-за собственного нежелания втягивать себя в бюрократию Коллегии. Относительно свободная и вольная жизнь без серьезных правил питания в Мексике казалась теперь раем, в сравнении с тем, что происходит в Калифорнии. Хотя, Олив многое бы отдала, и отдает, чтобы не оказаться снова на родине под прицелом бывших коллег, так что, стиснув клыки, дожидается своей очереди.
- Оливия Вальдес, вампир, пятый уровень. Здесь все есть, – она бесцеремонно садится за едва освободившийся стул, кидает папку с документами напротив мужчины и нетерпеливо смотрит на часы.
Нужно как можно быстрее разделаться с формальностями и успеть на встречу с Эрин.

+3

3


»2010 год
     Командировки можно было бы полюбить, но не тогда, когда по сути они ничем не отличались от обычной рабочей рутины. Единственное что меняется - пейзаж, в остальном же суть остаётся прежней. Требуется кого-то найти, поймать, доставить в центр где и начнётся разбирательство. Со стороны может показаться, что работка довольно непыльная. Ну да, когда занимаешься этим чуть ли не всю сознательную жизнь - так это и кажется.
     Мне приходилось бывать в Мексике по деловым поездкам, но, чтобы вот так, сразу ринуться в погоню - впервые. В итоге спустя каких-то пару часов мы с напарницей оказались на окраине Мехико, где тёмные нищенские районы окружили нас, сурово взирая за каждым нашим движением пустыми провалами окон. Этот районе был перенаселённым, но почему-то в данный момент на улице невозможно было встретить ни души, судя по сгнившим домам и провалившимся крышам, следы привели нас к старым заброшенным зданиям.
     - Пора поработать... - По наитию потянулся к источнику силы внутри меня, несколько привычных движений рук, еле слышное произношение заклинания и готово, поисковая сеть раскинута. Закрыв глаза, я стал наблюдать за открывшейся картиной. Изголодавшаяся дворняга рылась в мусорном баке в двух домах от меня - не то. Повернув направо я ринулся дальше, прощупывая местность. В двух кварталах от меня, в одном заброшенном здании парочка подростков занималась сексом - тоже не моё дело. Идти с закрытыми глазами довольно привычное дело, когда это позволяет тебе видеть лучше, чем с открытыми, так я вновь свернул за угол и вышел на новую местность. Где-то совсем рядом появилось очертание иного и его рваное сердцебиение, которое с каждым мгновением увеличивалось, манили как путеводный маяк. Это уже интересно, объект явно в панике. 
     Незнакомка дала дёру как только увидела меня. Ну, теперь то я знаю, что это девушка и, скорее всего, вампир, судя по скорости сверкания её пяток. Мимоходом прощупал пульс у лежащего на земле тела чтобы убедиться, что ему уже ничем не помочь. Достав телефон быстро поставил маячок на карте, а затем вновь перевёл взгляд в конец улицы, куда убежала подозреваемая. Терпеть не могу бегать, всё же это по части моего напарника, выполнять всю активную и ударную работу, куда уж мне, ценителю тонких манипуляций, к этой вашей беготне. Скрипнув зубами всё же начал преследование, по пути послав заклинание подавления, действующее на эмоциональном уровне, заставляя цель расслабиться и потерять бдительность. Перед тем как заклинание достигло цели, незнакомка уже успела пробежать квартал, чем изрядно меня напрягла, пришлось срочно срезать дорогу сквозь окна заброшенных домов.
     - Ух, малыш, ну ты и бегаешь. Еле догнал. - Внезапно вынырнув из-за угла я устало положил руку вампирше на плечо, предостерегая от дальнейших попыток побега. При этом мой значок арбитра игриво блеснул из-под распахнувшегося пиджака. Ой, ну ладно, это я специально его засветил, устал просто бегать, вот честно. - Ну вот не надо так делать, может я просто поговорить хотел, а? - Переведя дыхание вновь достал телефон, зажав двойку стал дожидаться, когда с обратной стороны соизволят поднять трубку. Стоящая рядом девушка явно нервничала и готова была вновь дать дёру, пришлось чуть сильнее сжать её плечо, не хотелось бы ей объяснять, насколько сильно я не люблю бегать.
     - Бэт, я тебе скину координаты. Там было найдено еще одно тело, - с обратной стороны телефона послышались маты и прочие ласковые слова в адрес нашей цели. Пришлось убрать телефон от уха и виновато посмотреть на незнакомку. - Да, да, не горячись только. Если что, я тут задержал то ли подозреваемую, то ли свидетеля. Сам еще не разобрался. - С обратной стороны вновь послышались едкие замечания, от которых я порядком устал за эти дни. Моя напарница ненавидела командировки и всячески высказывала своё мнение насчет них. Пора было заканчивать разговор, пока её словесный понос не достиг вселенского апогея. - Сообщи мне, если что-то добудешь. - С облегчением положив трубку, я вновь глянул на свою пленницу. Пленница, как звучит то, а?
     - Ну, и зачем мы убегали с места преступления? Обычно такие действия вызывают ответных подозрений, не считаешь? - Окинув взглядом её чистые руки, одежду и отсутствия каких-либо следов борьбы сразу отмёл тот вариант, где она являлась убийцей и нашей предполагаемой целью. Машинально сотворив заклинание с защитой от вампирского гипноза, я отпустил девушку и попытался максимально доброжелательно улыбнуться. - Рассказывай, не стесняйся. - Проще было бы залезть в её голову и выудить все факты до мельчайших деталей, но я предпочитал работать с более покладистыми клиентами, которые не сопротивлялись и не вырывали волосы на своих головах в приступах безумия.

»2012 год
     - Какого хера я тут делаю? - Понимаю, что сказал это в голос, пришлось приоткрыть глаза и посмотреть на реакцию собеседника, кажется, он воспринял это на свой счет. - Малыш... - И ничего, что по документам ему якобы далеко за восемьдесят. - Сколько бы ты не хлопал своими ресницами и не выпучивал глаза - не прокатит. Будь ты суккубом, возможно, разговор бы состоял иначе. - Уставшим взглядом окидываю щуплую фигурку паренька. И это взрослый ликантроп? Да не смешите мои носки. Достав из стопки бумаг паспорт, кидаю его парнишке в лицо. - Энрике Иглесиасу конечно очень льстит, что ты позарился на его скромную персону, но давай, в следующий раз, придумай что-то попроще. Без настоящих документов не появляйся на моих глазах. Я предупредил.
     Вновь прикрыл глаза, краем уха отметив как скрипнул дешевый стул, паренёк наконец-то устал со мной спорить и ушел придумывать новый способ получить проклятую регистрацию. Возмущенный ропот в зале на мгновение поднялся, но также быстро и затих. Никто не хотел нарываться на неприятности, которые я и так им всем гарантировал. Четвертый отказ в регистрации за сегодня. Четвертый из четверых - да я в ударе. Работаю на этой должности второй день, а уже задницей чувствую, что от меня скоро избавятся. Оно и к лучшему, правда?
     Гул в голове не прекращался, он становился то громче, то затихал до уровня шепота где-то на задворках моего сознания. Иногда казалось, что никого шума уже нет, просто я сошел с ума и поймал довольно мучительную галлюцинацию. В таких случаях возвращалась резкая боль, пронзающая мои виски и напоминающая, что эти ощущения весьма реальны. Руки хаотично взметаются вверх, чтобы сильнее сжать голову и спасти её от неминуемого взрыва. В глазах помутнело, а во рту появился мерзкий привкус металла, как будто в моём стакане была не минералка, а довольно паршивая кровь первой группы. Боль ушла так же внезапно, как и появилась, оставив в голове лишь пульсирующую фразу - они же не нашли тело? Эта случайная мысль заставляет раздраженно распахнуть глаза и осмотреть собравшуюся толпу в зале. Приблизительно двадцать человек и по статистике только трое из них едут в Сан-Франциско в поисках лучшей жизни, остальные же пытаются скрыться от недавних преступлений, погонь и вообще, от нерадивого прошлого. Я чувствовал, как где-то внутри начал просыпаться циник.
     Пронзительный женский голос заставил меня скривиться как от зубной боли, а затем отвлечься от самобичевания и вернуться к тому, чего от меня здесь требовали - к работе. Без особого энтузиазма стал перелистывать имеющиеся документы, нарочито долго переворачивая страницы в поисках того, к чему можно было придраться. Не зря же за последние дни в регистратуре была такая толкучка - всё благодаря моей дотошной и совсем не позитивной персоне. Мимоходом поскреб ногтем фотографию на её документах, вроде как даже настоящая, прям чудо. Внезапно, осознав что-то, вернулся на пару листов назад и довольно ухмыльнулся - огромная, преисполненная ехидным ядом улыбка, озарила моё лицо.
     - А чего это документ о пересечении границы у нас такой сомнительный, неужто сидя на коленке писали его? - Подперев голову руками приготовился выслушивать длинную тираду в стиле фэнтези, которую обычно все подготавливают в оправдание своих поддельных документов. - Неужто убегала от кого-то? - Формальности были не для меня, все рамки приличия я сломал еще полгода назад, когда осознал, в каком дерьме теперь пребываю. - Или, может, на руках осталась кровь невиновной жертвы, м? Поведай всё папочке, - а папочка в свою очередь придумает тысячу и одну причину, чтобы не дать тебе регистрацию.

+3

4


»2010 год
В какой-то момент бежать стало... скучно. Нет, правда, вот она мечется среди обветшалых домов, запутывая след, в надежде оторваться от погони, точнее, двух. А сейчас хочется притормозить, потянуться, подставить лицо солнечному свету, чего не хотелось вот уже более семи лет, поскольку ходячим мертвецам оно не придает ни сил, ни загара. Да и идти некуда – на плечо водружается крепкая мужская ладонь.
Скачок адреналина смахивает остатки растерянности, возникшей из ниоткуда. Повернуться и врезать? Впервые Лив встречается лицом к лицу с арбитром и неприятностями, который тот в себе несет, и мгновенная реакция, которой ее учили с самого раннего детства – навредить и убежать. Только, чувствуется, здесь это не прокатит.
- Такие как Вы разговорами не славитесь, – она дергается, пристально заглядывая в глаза мужчине, отчаянно цепляясь за остатки вампирского достоинства. Но нет, если гипноз не срабатывает на обычных людях и, изредка, на обколотых, то на квалифицированном сотруднике Коллегии тем более.
Паника зазвенела во всем теле, когда арбитр начал докладывать о своей находке кому-то по телефону.
- Слушайте, – Лив его почти перебивает, какая непозволительная роскошь, - я не имею отношения к тому парню. Не я его иссушила и не я загнала в ловушку. Тот, кто это сделал, сбежал раньше, так что со мной Вы только время потеряете, – говорит серьезно, уверенно и, что главное – не врет.
Рассказывать, что сама скрывается от довольно влиятельных в Мехико Иных, все равно что поднести им себя на блюдечке. Если оставаться на месте довольно долгое время – получит тот же эффект.


»2012 год
Регистратор, сидящий напротив и слишком медленно читающий бумажки, казался смутно знакомым. Что-то из разряда: «я Вам раньше не угрожала?». С недельной щетиной, взъерошенными волосами, темными кругами под глазами и злобным, уставшим взглядом. Типичный представитель недовольного слоя общества, которых понижают в должности до коллекционера никому не нужных бумажек.
И он нашел к чему прикопаться. Сволочь.
- Мм? – криво улыбаясь, Вальдес заглядывает в тот самый листок, написанный на коленке, и вновь смотрит на принимающего, - все было сделано по закону, – почти не наврала она, снисходительно добавляя, - в Мексике не настолько хорошее обслуживание клиентов как здесь.
Комплимент, больше похожий на предупредительное шипение кобры, не засчитывают, и переходят на личности. Прекрасно.
Вынужденное ограничение во всем – в совершаемых действиях, в питании, в общении с другими, в многочисленных душащих правилах, были встречены мексиканкой с завидной покорностью. Приходя в здание отдела, она готовилась к возможным трудностям с документацией, однако хамоватого мага она точно не ожидала.
- Оставаться в очереди после Иглесиаса с фальшивыми документами было бы глупо, а здесь, – кивок в сторону длинной очереди, явно не такие Иные собрались, – папочка.

+3

5


»2010 год
     Моя милая спутница определенно оказалась с характером. Это заставило улыбнуться, когда вся эта ситуация далеко не располагала к веселью. То ли из-за настроения, то ли из-за обаяния незнакомки, мне захотелось поддержать разговор, каким бы он ни был.
     - Такие как вы... хм, а какие же мы? - Лукавым прищуром медленно смерил невысокую женскую фигуру, а затем вновь вернулся до уровня глаз, в целом, оставшись довольным увиденным. - Говоришь, как настоящий знаток "таких". Часто пересекалась ранее, что так хорошо осведомлена? Закон небось нарушаешь, да? - Мои фразы были сказаны без задней мысли, но девушка определенно нервничала и даже не знаю от чего более, от моей дотошной попытки поддержать диалог, или из-за наличия жетона арбитра. Зная стиль работы Бэтти, можно было с уверенностью сказать, что она сейчас как гончая носится по соседнему району в поисках зацепок, тогда как мне приходится здесь разбираться с навалившимся.
      Снисходительно выслушиваю сбивчивую речь девушки. Самозащита дело похвальное, но в данном случае - неуместное. Что-то в её словах заставило меня более тщательно присмотреться к незнакомке, откинув напущенное веселье и все же вспомнив, что я сейчас на работе.
     - О какой такой ловушке ты говоришь? - Голубые глаза пристально сверлили девушку в надежде докопаться до истины, могу даже поклясться, что цвет моих глаз стал на пару тонов темнее, цвета предгрозовых туч. Кажется, моя спутница не просто случайный свидетель и я еще не определился, радоваться ли мне такому стечению обстоятельств или нет. - Может ты знаешь, кто мог это сделать? Или на чей почерк это похоже? - Девушка было начала вновь оправдываться, но я быстро её прервал, теперь моя очередь быть бестактным. - Только давай без лишних щебетаний. Будем считать, что ты помогаешь расследованию, это же лучше, чем быть одной из подозреваемых, не так ли?
     Казалось, что воздух даже накалился от напряжения и это легко можно было объяснить. К сожалению мою работу мало кто хвалит и оценивает по достоинству, а излишние слухи и вовсе портят репутацию всех арбитров. Любой иной отлично знает, что может быть казнён на месте без каких-либо разбирательств и работник надзора будет прав, ибо такой, мать его, закон. Естественно наличие таких условий очень плохо влияет на налаживание контактов с "обычными смертными". Где-то в нескольких кварталах отсюда прозвучала полицейская сирена, заставив вспомнить про обескровленное тело, брошенное совсем рядом.  - Давай так. - Хлопнув в ладоши я их энергично потер, а затем вновь натянул на лицо жизнерадостную улыбку. Говорят, улыбка помогает найти ключик к любому человеку. - Ты составишь мне компанию. - Прежде чем девушка начала спорить я предупредительно поднял вверх раскрытую ладонь, требуя чуточку внимания и терпения. - Попрошу заметить, просто компанию, без всяких обвинений в убийстве и нарушении закона. Мы просто поболтаем о жизни, ты мне поведаешь о местных обычаях, возможно даже, о местных преступниках, которые могли совершить подобное. А затем мирно разойдемся. Окей?
     Получив какое-то подобие согласия, я облегченно выдохнул. Д-дипломатия - двигатель прогресса. Все же не хотелось насильно тащить её в ближайшее отделение Арканума для выяснения подробностей. Осталось за малым, вернуться обратно к брошенному телу и скрыть его от посторонних глаз, а то мне мало было проблем до этого.
    - Кстати, меня Сэм зовут. - Ну что же, продолжаем налаживать контакт с местным населением, вдруг когда-то в будущем пригодится.

»2012 год
     При упоминании про Мексику бегло бросил взгляд на записи. Хм, и правда из Мексики. На задворках памяти заскребся какой-то маленький червячок воспоминаний, но новая волна боли подавила эту жалкую попытку что-либо вспомнить. Поморщившись я достал из кармана баночку с обезболивающим, не глядя насыпал в ладонь горсть таблеток и быстро отправил их в рот. Раньше я их считал, прислушивался к советам лекарей и принимал лекарства по рецептам, к черту всё, один хер ничего не помогает. Даже эта жалкая попытка избавиться от мигрени могла помочь лишь на пару минут. Только несколько вещей действительно мне помогали, но, сейчас я не в силах был прибегнуть к их помощи.
    Склонив голову набок стал массировать кончиками пальцев висок, второй рукой продолжая перебирать предоставленные документы. К сожалению ни массаж, ни принятые таблетки не принесли должного эффекта. ...я зря сюда явился, они могут меня задержать, если что-то узнают... Отложив документы я вновь схватился за голову, в надежде унять возникший шум. ...не жалею, что убила его... Скрипнув зубами я лишь сильнее закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на том, чего в помине не было - тишины. Отвратное чувство, когда есть понимание того, что всё происходящее вокруг идёт своим чередом, не замечая моих внутренних терзаний и приступов безумия. Ведь всё происходит лишь в моей голове. В этой гребанной голове. ...сжечь, надо было сжечь улики... Не выдержав я резко поднялся с места и со всей силы ударил ладонями по столу. Наконец-то мой разум озарила тишина и только стрелка бегущих часов напоминала, что время не остановилось и продолжает неумолимо бежать вперед.
    - Не такие иные, говоришь? - Слова с угрожающим шипением слетали сквозь сомкнутые зубы. Уровень раздражения достиг красной черты, и я готов был в любой момент сорваться. Резко переключив своё внимание на притихшую очередь стал испепелять её взглядом. - Даю последний шанс тому, кто беспокоится насчет улик и плохо спрятанного тела. - Люди в недоумении стали нервно ёрзать на своих местах, но вместе с этим не спешили проявлять активность. Я вновь не удержался и со всей дури ударил кулаком по столу, заставив стакан с водой подпрыгнуть и оросить стол несколькими каплями. - Вон! Кому не понятно?! - Четверо людей сразу подорвались и поспешили покинуть помещение. Черт, а я еще думал, что это были мысли одного человека.
      Устало проводив убегающих иных взглядом, я заметил, как начальник отдела зло посматривает на меня сквозь приоткрытые жалюзи окон. Как только наши взгляды пересеклись он моментально убрал пальцы с алюминиевых ставен и вновь скрылся в тени своего кабинета. Ну и хер с ним, я не планировал надолго задерживаться на этой должности.
     Скрип деревянного стула озарил тишину в помещении, это я устало опустился назад на своё место и лишь затем облегченно выдохнул. Кажется, что сегодня посетителей у меня стало на порядок меньше. Есть свои маленькие прелести в этом.
    - Вот теперь уж точно, оставаться в очереди было бы глупо. - Постукивая кончиком карандаша вновь вернулся к стопке документов, к этой проклятой рутине, которая изрядно меня вымораживала. У меня сейчас и так характер не сахар, а проклятая бюрократия вообще доводила до белого каления. - Ну, хотя бы я теперь знаю, что это не ты беспокоилась о теле. Иначе бы твои пятки сверкали вместе с теми беглецами. - Устало пробежавшись глазами по черно-белому тексту нашел её инициалы. - Оливия, значит... - На секунду остановился, пробуя на вкус её имя. Красивое, на удивление мне редко встречалось. - ... надеюсь, ты будешь более осмотрительна со своими мыслями. Не правда ли?
     Терпеть не могу менталистов, особенно тех, кто не в ладах с собственными силами. Лично я бы остерегался таких людей. Но о чем же это я? Поздно остерегаться самого себя.

+2

6


»2010 год

Она хорошо знает, как выглядят фальшивые улыбки. По сути, только их она и видит всю свою жизнь.
Поэтому когда незнакомец одаривает ее другой улыбкой, Лив теряется. Зато мысли ее скачут прочь, вдаль туда, где она видит этого молодого человека не арбитром, а обычным среднестатистическим магом с простой, не опасной работой, добродушным и иногда даже веселым, любящим подкалывать своих коллег и вовремя возвращающимся домой к жене и, может, детям. Он высокий, светловолосый, симпатичный, с потянутым телом и ясным взглядом, что можно понять хотя бы по тому, как он ловко умеет бегать за вампирами. Возможно ли, что его должность арбитра не до конца поработила его взгляды и устои?
Его следующие слова и подталкивающие к опрометчивым поступкам вопросы говорят сами за себя.
Закон она, само собой, нарушает и нарушала раньше, ведя праздную жизнь подле своего создателя, от которого сейчас и пытается сбежать. Однако распространяться об этом законнику девушка не собирается, потому, сжав губы в немой акции протеста, молча смотрит на мужчину, нахмурившись еще сильнее.
Впрочем, на один вопрос она ответить может.
- Парень явно бежал от преследователя, - осторожно начинает мексиканка, нервно скрещивая руки на груди, - завернул за угол, а там – решетка. Перепрыгнуть не успел, потому что за ним гнался вампир, - очевидное не утаишь, тело иссушено, и они оба это успели заметить до погони.
Передергивает плечами, отмахиваясь от последующего допроса мужчины и вместе с тем борясь с поистине великим соблазном сдать всех из картеля. Сделай она это, то сколько еще дней останется в ее распоряжении? А если кто-то увидит ее, расхаживающей вместе с арбитром? Сутки, не больше.
- Я знаю не больше Вашего, - она сосредотачивается на образе недавно увиденного молодого человека, распростертого на асфальте, и продолжает, - кто-то убивает людей и, в этой стране, это не новость.
Шаги получаются слишком медленные, и в тот момент, когда Лив понимает, что маг предлагает ей вести, что весьма неожиданно, то выбирает путь там, где их не смогут заметить недоброжелатели.
- Оливия Вальдес, - спустя время отзывается полным именем, встречая слегка удивленный взгляд, и позволяет себе полуулыбку, ту самую, в кои-то веке не фальшивую, - полагаю, это понадобится для составления отчета о проделанной работе.


»2012 год

Вампир молча, с невиданным доселе терпением, наблюдает за мужчиной, принимающим документы (хотя в ее случае и случае многих – не принимающим). Как там говорится, если напустить на себя уверенный вид, то все пройдет в итоге хорошо? Вот она и надевает непроницаемую маску серьезной леди, всем своим видом показывая, что пришла сюда по делу с достоверными документами и без регистрации не уйдет.
Поскольку сидят они напротив, то все последующие действия незнакомца также выставляются на обозрение. Упаковка таблеток от головной боли (этикетка на них хоть и маленькая, зато зрение у вампира хорошее), горсть пилюль в ладони, явно раскалывающаяся голова и слегка безумный взгляд... Вальдес отвлекается, только сейчас заметив бейдж с именем регистратора – Сэмюэль Мерфи. Сэмюэль. Сэм.
За два последних года своей жизни девушка встретила только одного Сэма.
Изумление во взгляде остается незамеченным, поскольку арбитр с силой ударяет кулаком по столу и резко встает со стула, обращаясь ко всем, стоящим в очереди иным, но Лив его почти не слышит.
Воспоминания вливаются в разум так отчетливо и живо, что эта волна припечатывает ее к своему месту. И когда Сэм снова обращает свое внимание к ней, она едва осознает, что он явно намекает на свои способности к чтению мыслей, и без зазрения совести воскрешает в памяти самую яркую картинку их беседы в далекой Мексике.
- Верно. Оливия Вальдес.

+2

7


»2010 год
Она казалась такой милашкой, когда начинала хмуриться в попытках подобрать подходящие слова. Где-то внутри даже шелохнулось крошечное садистское удовлетворение, когда я понял, как ей не нравятся заданные вопросы. Захотелось протянуть руку и большим пальцем разгладить эту хмурую складку между её бровями, но вместо этого пришлось поспешно отвернуться, чтобы скрыть от девушки моё слишком довольное лицо. Но ладно, довольно дурачеств.
Всё еще борясь с улыбкой, которая так и норовила вернуться обратно на лицо, стал довольно кивать, соглашаясь со словами незнакомки. - Хорошие выводы. Не думала направить свои способности на благо коллегии? - Лёгкая ухмылка всё же коснулась губ и сразу же скрылась. Мало кто в итоге соглашается работать на Арканум, остальные предпочитают избегать любых упоминаний о нём. - А еще, скорее всего, преследователь отлично знал местность, в отличии от жертвы. - В голове моментально всплыли отчеты о подобных происшествиях, но, в других районах города. И вот что теперь думать, что это работа одного полоумного вампира, или что это какая-то шайка забылась и решила пометить территорию? Кто бы это ни был, но это было весьма опрометчивым решением, привлекать к себе внимание Надзора.
В очередной раз бросил взгляд в сторону девушки я понадеялся, что она сможет подкинуть какие-то идеи или наводки, но всё было тщетно. По ней было видно, что она что-то скрывает, но людям свойственно очень рьяно охранять свои скелеты в шкафу, а если приправить это парой клыков и легким бессмертием, то этих скелетов может быть довольно приличное количество. Потому от глаз не укрылось слегка нервное поведение вампирши, на это было сложно не обращать внимание. Девушка иногда вздрагивала и оглядывалась, но было видно, что она боится не меня, а кого-то третьего, кто мог в любую секунду выскользнуть из-за угла ей наперерез. Впрочем, пока это напрямую не коснулось меня, я не вправе вмешиваться в её проблемы. Конечно, если она сама не попросит о помощи. Легка улыбка вновь скользнула по моим губам.
К этому времени ноги привели нас к месту первой встречи. Прекрасного в этом ничего не было: тело как лежало, так и продолжает лежать, заброшенные здания не стали выглядеть более уютно, мотыльки не порхали, и радуга не спустилась с небес. Но ладно, это я уже утрирую. Благо отсутствие зевак вселяло надежду, что на тело еще никто не успел наткнуться и надо было сделать так, чтобы и не наткнулись.
- Illusio timori1, - с губ слетает шелест заклинания, волной расходящееся от центра тела и протянувшегося на соседние две улицы. От легкого порыва магии, под ногами зашелестел чей-то брошенный фантик от сникерса, я удосужил его своим мимолетным вниманием, прежде чем вновь взглянуть в лицо своей новой знакомой. На вопросительно приподнятую бровь лишь развел руками. - Знаешь, иногда на пустом месте возникает тревожное чувство, предостерегающее тебя от каких-то поступков и действий? Вот заклинание работает по схожему принципу. Люди на подсознательном уровне будут избегать это место в ближайший час. - Про себя довольно ухмыльнулся, так как напарница терпеть не могла любые заклинания, влияющее на её эмоции. Пожалуй, если она придет сюда во время его действия, то выльет мне на голову ушат первосортного дерьма.
- А вообще, из тебя вышла отличная собеседница. Не очень многословная, но, думаю, я тоже не комок плюшевого обаяния. - Облокотившись спиной о старую обшарпанную стену, попытался принять максимально удобную позу, так как неизвестно было, сколько мне предстоит здесь торчать в ожидании приезда "уборщиков". Глядя на Оливию хотелось признаться, что ей нет смысла здесь больше оставаться, так как какой-либо информацией она делиться не пожелала, а заставлять её было не в моих интересах. А вот отпускать единственного своего собеседника как-то не хотелось спешить.
- Кстати, об отчетах... - Довольно ухмыльнувшись, выудил из кармана куртки свой телефон, а затем бросил его в руки растерянной девушки. - Запиши свои инициалы, пожалуйста, - немного подумав, добавил, - и номер телефона не забудь указать, по которому сможем потом с тобой связаться. Вдруг что.
Отлично, Сэм, ты только что заработал достижение "пикапер года", а так и не скажешь, что это требуется только в рамках работы.

»2012 год
Так, ладно. Вдох, выдох, вдох... а рука уже машинально тянется к верхней тумбочке стола, в которой умело запрятана, среди бумаг и прочего офисного барахла, небольшая фляжка с виски. На автомате посмотрел на циферблат часов - зря. Сразу пришло осознание того, что только разгар рабочего дня и сидеть здесь еще пол дня в пьяном угаре было малоприятно как мне, так и всем пришедшим сюда людям. Смачно чертыхнувшись, поспешил задвинуть ящик с соблазном обратно, до лучших времен. Ну, хотя бы до пяти часов вечера, а там меня уже ничто не остановит, даже здравый рассудок.
В самых расстроенных чувствах вернулся к просмотру документов, изредка поглядывая на притихшую девушку. На задворках памяти появился какой-то зуд, пытающийся мне о чем-то напомнить, но как на зло, ничего не получалось.
Раздраженно постукивая карандашом по столу, я решил заново пересмотреть лежащие перед глазами бумаги, возможно я что-то упустил и потому голова так напряженно пыталась мне об этом сообщить.
Вся бюрократия была построена на тонне информации, бумагах, которые в наше время пытаются заменить современными технологиями и прочим, что неподготовленному человеку в этой куче дерьма было бы не разобраться. Впрочем, я как раз относился к той категории людей, которых не посвящали во все тонкости этой скучной и унылой работы. Правда я до последнего надеялся, что нет смысла начинать разбираться в этой херне, все равно скоро снова переведут.
Но вот сейчас я вновь положил перед собой первый лист с заполненным заявлением и прикрепленным к нему фото. На меня смотрела девушка, как раз таки сидящая напротив, а в инициалах было прописано заветные "Оливия Вальдес". Казалось бы, что девушка за сегодняшний день уже не раз мне их называла, но только сейчас я смог полностью сконцентрироваться и поймать бегущие обрывки мыслей за невидимый хвост.
К удивлению девушки, я отложил бумаги в сторону и стал искать свой побитый жизнью телефон, радуясь, что еще не потерял его в какой-то сточной канаве. Он нашелся рядом возле заветного виски, правда о нём я почему-то даже и не подумал в этот момент. Поймав некую волну эйфории, я быстро пролистал список контактов, остановившись на одном. Не раздумывая, нажав на зеленую трубку вызова стал внимательно смотреть в глаза сидящей напротив девушки. Когда же у неё из сумочки послышался сигнал вызова, то еле сдержал рвущийся наружу ироничный смех. Жестом показав, чтобы она подняла трубку, растянул губы в довольной улыбке.
- Оливия, сколько лет, сколько зим, - голос из трубки был приглушенным, так как мы оба понимали, что смысл телефонного разговора резко терялся, когда собеседник сидит от тебя в каких-то жалких метрах. Всё еще не убирая трубку от лица, ехидно протянул: - За регистрацией значит пришла? А раньше тебе она не очень нужна была.


1. Illusio timori (лат.) - Иллюзия страха

+1

8


»2010 год
Труп лежал там, где ему и положено было находиться. Распростертое обескровленное тело еще не нашла местная полиция, а коллеги арбитра, шедшего рядом, похоже, не собирались торопиться.

Пока девушка напряженно раздумывала о том, а не смыться ли при первой же возможности, ее новый знакомый из надзора, уже шептал слова заклинаний. Не в первый раз она слышала иностранную речь с вкраплением магии, но это действо всегда заинтересовывало и вселяло особый трепет, несравнимый ни с чем. Мексиканка неотрывно смотрела на мужчину, заметно преобразившегося во время сотворения волшебства, а после, он как ни в чем не бывало, скинул с себя пелену загадочности и непринужденно посмотрел на нее.

Услышать подробное объяснение происходящего Лив ожидала меньше всего. Как бы она не старалась оставаться отчужденной невинной овечкой, не проникнуться симпатией к молодому (?) магу оказалось не так просто.
- Лучше бы его забрали твои люди, - мимолетный взгляд скользнул по мертвому парнише и вновь вернулся к Сэмюэлю, вобрав в себя крупицу тревоги, - хотя заклинание, безусловно, действует.
Она это на своей шкуре чувствовала. Мелкие невидимые нити пронизывали кожу, вселяя страх и чувство тотальной неуверенности. Только благодаря тому, что вампир оказалась свидетельницей использования чар и понимала, что это – иллюзия, помогало ей держать себя в руках и оставаться на месте.
- Мой гражданский долг должен быть выполнен, - выдавила из себя улыбку, слегка пожимая плечами и ловко схватывая на лету мобильник арбитра.
- А это точно требуется только в рамках работы? – словно читая мысли подобно самому чародею, брюнетка бросила на него удивленный взгляд, не лишенный лукавого блеска.

Флиртовать с арбитром возле трупа – это так романтично.

Экран мобильного ярким светом озарил лицо вампира, пока та послушно заносила свою контактную информацию. Она запнулась на мгновение, увидев новое уведомление и часть текста, присланного на номер Сэма.
«Вот список наших под прикрытием в Мехико, зануда.» А дальше – несколько имен с фотографиями людей. Казалось бы, ничего особенного, просто деловое сообщение. За исключением того, что Оливия знала их.
Видимо замешательство отчетливо отразилось на поведении Вальдес, раз мужчина решил подойти ближе, но, благо, к нему вернулась его напарница с еще несколькими людьми, которые принялись за дело и накрыли, наконец, труп черной пленкой.
Девушка воспользовалась тем, что арбитра отвлекли, быстро сохранила свой номер и закрыла строку с уведомлением, вернув телефон обратно его владельцу, и встретив пристальный взгляд подошедшей чародейки.

Убийцу так и не нашли.

»2012 год
Он молча достал свой телефон, новый, не тот, который Лив запомнила тогда. Начал набирать чей-то номер, и девушка похолодела.
Не вспомнил? Ну конечно, кто помнит одну из тысячи подозреваемых, с которыми пришлось иметь дело за столько-то лет?
И что теперь? Звонит начальству? Арбитрам? Казалось, вот-вот сейчас откроются двери служебного помещения, оттуда пулей вылетят мужчины с каменным выражением лиц, подхватят за локти и уведут в комнату допросов или того хуже.

Спокойно.

Заставить себя не думать оказалось почти невыполнимой задачей. Ранее возводимые картинки той встречи, уже размытые, без деталей диалога, начали заменятся более устрашающими, где Лив без суда и следствия лишают жизни за вещи, которых она в этом городе еще не успела совершить.

Звонок. В ее сумке. Она подчинилась немому приказу взять трубку, уже догадавшись о планах мага как следует над ней поиздеваться.
- Всего пара лет, насколько я помню, - Лив отключила связь, и осторожно продолжила, - хотя многое поменялось, - несколько размыто ответила на саркастические замечания бывшего арбитра, добавив, - у тебя, я смотрю, тоже.

+1


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » время не лечит - [февраль 2010 / лето 2012]