РОЛЕВАЯ ИГРА ЗАКРЫТА
нужные персонажи
эпизод недели
активисты
— Простите... — за пропущенные проповеди, за пренебрежение к звёздам, за собственный заплаканный вид и за то что придаётся унынию в ночи вместо лицезрения десятого сна. За всё. Рори говорит со священником, но обращается, почему-то, к своим коленям. Запоздалый стыд за короткие пижамные шорты и майку красит щёки в зарево.
Ей кажется, что она недостойна дышать с ним одним воздухом. Отец Адам наверняка перед Богом уж точно чище, чем она и оттого в его глазах нет и тени сумбура сомнений. Должно быть подумал, что ей необходима компания и успокоение, ибо негоже рыдать в храме господнем как на похоронах, но Рори совершенно отчётливо осознаёт, что ей нужно совсем не это.

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Настоящее » destination [18 июня, 2017]


destination [18 июня, 2017]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://media.melty.fr/article-3579970-raw/avec-silencio-pas-besoin-de-s-enerver-comme.gif

Дата и время: 18 июня, 2017 года
Место: игровая студия "Dark Star"
Участники: Jericho & Maxwell Mahoney
Краткое описание:
Незваный брат - хуже татарина или Да заткнись ты уже!

+1

2

- И один вопрос напоследок, мистер Кинг: в своём блоге около года вы говорили, что хотите остаться в рамках того же мира и тех же персонажей, но уже сейчас, по новым тизерам. складывается иное впечатление, да и вы сами говорите о совершенно новом сеттинге. Кто стал менять мир, если не вы? - о да, Джерико сиял. Выгрызть себе интервью у Dark Star - "художников" от мира игр, в третий раз за последние четырнадцать лет готовых предоставить нечто принципиально новое - было прекраснейшей возможностью. Особенно накануне выхода демоверсии их легендарной "See no Evil", которая должна продолжать идеи их первого детища. Взбудораженный, как и обычно, улыбающийся, как всегда, и показательно радостный, как и в последние несколько лет, он вёл интервью скорее по наитию, как искренний поклонник, нежели по списку.
Джер внимательно слушал и делал пометки об окружении, оглядывая кабинет Гранта Кинга - настоящего короля этой маленькой, но гордой студии, выпускавшей один артхаус, который, тем не менее, людям нравился. Посекундно взгляд интервьюера возвращался к лицу своей жертвы, пока сам журналюга, не глядя, делал пометки обо всём, что видел и слышал. Диктофон беззвучно подрагивал рядом, записывая, солидный, но совершенно не подходивший говорившему бас, вещавший не о переработке, но логическом развитии их новой игры.
- И спасибо вам, Грант, - вставая с мягкого стула, Махоуни вежливо кивнул. Прощаться он не собирался - он ещё заскочит к мистеру Гранту. Наверное. Нельзя же просто так "забыть" диктофон на месте, правильно?
Развернувшись на месте, репортёр покидает кабинет, после чего пружинисто скачет мимо секретарши (и ей вежливую улыбочку!) в сторону выхода. Пара слов с едва вернувшимся охранником, который начал подозрительно косится на самого репортёра – и Джерико уточняет, что хочет спросить, где же сейчас обжились тестеры.  После невнятного бормотания и углубления странного прищура охранник всё-таки вдыхает и просто машет рукой в сторону коридора к их части офиса, снова бормоча что-то тихое. Наверное, голос сорвал? Не суть.
Поблагодарив старика, который был самого мага младше раза в два, напоследок (и ему вежливую улыбочку!), бравый репортёр смело вышагивает по коридору. По предварительной договоренности ему дали  возможность исследовать один из уровней. И упускать такую возможность – грех, самый настоящий грех!
Почему охранник, до того спокойно пропустивший Джер после трёхминутной беседы, теперь стал внезапно косо на него глядеть – загадка. Ай, не важно. SNE, жди, молись и дрожи - Джерико идёт к тебе!

Отредактировано Jericho Mahoney (2018-07-31 03:51:41)

+1

3

Честно говоря, Макс не был рад этому назначению. Уже спустя пару дней он остро осознал, что не хочет быть в Сан-Франциско, словно сам город отвращал его от жизни в этой застроенной высотками каменюке. Да делать одинокими вечерами в гордом одиночестве было нечего – абсолютно. Плевать в потолок, лежа в гостиничном номере, оплаченном на долгий срок вперед – такое себе занятие. Конечно, он бы мог кутить вечерами, как Барб, но Макс давно отучился от всех этих тацнев-шманцев, предпочитая что-то тихое, желательно и уединенное, с минимальным числом свидетелей.

Благо, он мог засиживаться на работе допоздна, несмотря на все кривые взгляды со стороны местных арбитров. Ну еще бы, в городе творится адовый пиздец, а они и жопы не чешут. Со слов начальника, они здесь для урегулирования вероятной проблемы со сдачей кровью вампирами. На деле же, они просто приехали сюда болванчиками, которые нужны, чтобы распихивать по всем дыркам. Надзор такой Надзор.

- Махоуни! – рядом нарисовался Дейстоун, еще один местный арбитр, - там вызов. В какую-то игровую студию. Говорят, у них там что-то с барабашками или еще чем-то таким. Ты же у нас профи в таких делах – я на тебя и оформил. Сгоняй.
Оставалось только закатить глаза, собрать нужные вещички и отправиться на место вызова. Конечно, в обязанности Махоуни эти разъезды не входили, но, в конце концов, это все же лучше, чем просто сидеть. Да и вряд ли там какая-то нечистая сила, раз понадобилась помощь арбитра. На своем опыте Максвелл знал, что обычно именно такие выезды заканчиваются полным пиздецом, причем для всех и вся. Самое опасное скрывается рядом.

На входе его встретил охранник, который смотрел так, будто увидел призрака. Нахмурившись, мужчина молча показал нужные бумажки, и под все таким же подозрительным взглядом охранника, отправился вглубь небольшой студии. Работа тут уже кипела, и где-то играла какая-то дурацкая попса, которой было место в средней школе, чем на рабочем месте. Секретарша, ковырявшаяся в бумажках, откликнулась не сразу, и когда подняла взгляд, уставилась на него также оторопело, как и охранник ранее.

- Вы что-то забыли мистер Махоуни? – Макс еще больше нахмурился – он не сообщал свою фамилию третьим лицам до момента общения с нужным руководством. Откуда же эта бабенка его знает? Впрочем, вопросы задавать ей было бы бесполезной тратой времени, и, отмахнувшись от нее, Махоуни заступил в кабинет начальника, на двери которого висела именная табличка.
- Мистер Кинг, добрый день, - мужчина вошел в кабинет, осматриваясь, - я из Надзора, и у вас проблемы, раз вы меня вызвали.
Стакан с кофе, который держал мужчина, полетел на пол, отчего Макс замер. Что же тут творится? Однако вместо ответов мистер Кинг начал хватать все возможные трубки и пытаться кому-то позвонить, то и дело бормоча про иллюзии и игры разума.

+1

4

Та. Та-Та. Та-Та-Та-Та. Та. Та-Та. Та. Та. Та. Та. Та.
Восьмибитная мелодия прервала воодушевленный диалог с тестером, красочно описывавшим разнообразные найденные им баги.
- Прошу простить, - мужчина кивнул (всем вежливых улыбок!). Прерывать увлеченного собеседника было неловко, но ещё более неловко было бы узнать о всём самом неприятном. И, к несчастью, кажется, всё самое неприятное только начиналось. Просто так Кинг никогда не звонил - а сотрудничали они уже раза три или четыре.
- Здравствуйте, мистер Кинг?..
На голову мага полились буквально ушаты помоев. Жиденьких, совсем ещё свежих помоев, не пахнущих гнилью, но и явно цветущими разами не благоухающих. Во всяком случае, интонации в голосе инкуба Джерико чувствовал именно так. Если бы интонацией вопроса, заданным по телефону, можно было влиять на физическое состояние собеседника, игродел уже растащил бы всего Махоуни на атомы, собрал снова, изнасиловал с особой жестокостью, обезглавил, сжёг труп и снова разобрал бы на атомы.
- Нет, сэр, я никак не связан с ними. Да, сейчас я сижу с мистером Уайтом, обсуждаем заба... Погодите. Что вы имеете в виду? Неужто... Вы намекаете на розыгрыш? Глупости, я бы никогда!.. Особенно с ЕЁ использованием, - кажется, с каждой репликой на голове репортёра прибавлялось по одному седому волоску. Тот нервно сглотнул, продолжая.
Собеседник, сидевший напротив, с недоумением глядел на репортёра.
- Это должно быть просто совпадение, мистер Кинг. Я понял, к чему вы клоните... Увы, нет, я - сирота, и даже братьев у меня не было. Посчитайте это простым совпадением, хорошо? - Джерико спешно выключает телефон и прячет его в карман.
Судьба, бессердечная ты ж скотина. Сначала братец, внезапно появившийся в Лос-Анджелесе, заставил своего куда менее благополучного (и куда более тщеславного) близнеца прекратить работу психолога и сбежать в крупный город подальше. Неужто у Джерико за спиной шаловливыми герцогинями помазано, что Макс его находит второй раз подряд за десять лет?
- Я прошу прощения, но мне срочно надо удалиться. Кажется, мистер Кинг хочет меня видеть, - ласково улыбнувшись тестеру, Джерико встал с места, подбирая карандаш и блокнот. Он не должен попасться брату на глаза (это будет просто стыд и позор!), но и доделать свою работу надо - сходить к художникам, звуковикам и кодерам. И вернуться к Кингу, чтобы забрать диктофон. И никому не выдать секрет внезапно появившегося брата. В конце концов, это поставит под угрозу всю его нынешнюю вымышленную биографию!
- Спасибо за помощь, Тоби. Если тут появится мужик, чем-то напоминающий меня - не удивляйся, это не мой внезапный близнец и уж точно не я в другой одежде, - напоследок кивнув своему приятелю из тестеров, жерналист поспешил к музыкантам - в их темном, обитом звукоизоляцией углу его будет трудней найти. А ещё он находится в строго противоположном от кабинета мистера Кинга направлении.
Тоби был хорошим парнем. Оставалось надеяться, что с его трудолюбием сравнится лишь его наивность.

+1

5

Кажется, у Кинга едва не случился сердечный приступ. Потому что больше никак иначе эту тщедушную истерику нельзя было объяснить. Макс даже сморщился, прикидывая в уме, сколько ему потребуется времени, чтобы разобраться с теми проблемами, которые сами себе создали игроделы. У мужчины не было никакого желания разбираться с чужими тараканами.
- Сэр, я, - Махоуни был прерван очередным воплем, отчего помрачнел еще больше. Что тут вообще за херня творится? Сначала на него косятся, как на прокаженного, теперь вот клиент Надзора вопит кому-то про иллюзорные чары.
- Послушайте, мистер Кинг, если вы вызвали меня по какой-то дурацкой шутке, я так и напишу в рапорте, а пока не теряйте мое время зря, - резко развернувшись на пятках кроссовок, не став дослушивать тираду, Махоуни вышел из кабинета, где он снова оказался один на один с секретаршей.

- Мэм, подскажите, что у вас тут за барабашки водятся? – сказанное, конечно, в шутку, но Махоуни знал, что и дама тесно общается с Иными, будучи сама такой же. В конце концов, кто-то же должен ему объяснить, что за херня тут происходит.
- Я.. Вам надо вниз, - с лица женщины все также не сходило выражение бесконечного удивления, которое уже порядком раздражало. Что тут у них творится!? Скрежеща зубами, Максвелл отправился к лифту, но как назло, кто-то уже ехал на нем. Учитывая и без того уже накалившиеся нервы, маг решил пойти вниз по лестнице, вход на которую был буквально за углом. И уже спустившись на один пролет вниз, мужчина услышал, как наверху открываются дверцы лифта. Кажется, ему, и правда не хватило терпения подождать.

Впрочем, внизу видимо, тоже было не все ладно. Потому что буквально перед самым носом Максвелл едва не споткнулся об какого-то парня, который видимо, спешил отдать что-то кому-то. По его вытянувшемуся лицу сразу стало ясно, что он видит Макса, мягко говоря, не впервые. Подозрения, рожденные паранойей, мигом сменились на догадки. Неужели у них тут поселился какой-то дух-перевертыш, а эти сраные игроделы ни сном, ни духом об этом?

- Я ищу того, кто мне поможет с… - парень выпучил глаза и пробормотав нечто вроде «ничего не знаю, сэр» дал деру прочь. Махоуни насупился. Эта история стала каким-то балаганом. И вот теперь он уже точно поднимется наверх и накостыляет инкубу-боссу за ложный вызов. Развернувшись, мужчина вызвал лифт, и отсчитывая секунды до его появления, уже предвкушал полный разнос зазнавшегося придурка.

+1

6

Как назло, ни композитора, ни актёров озвучки на месте не осталось, а программисты - разошлись на обед. Впрочем, это и к лучшему - шансы встретить работающего близнеца сведутся к нулю, если Джерико покинет помещение как можно скорее. Благо, от выхода его отделяет только один кабинет Кинга, в котором Махоуни задержится буквально на минут десять. Что бы Макс тут не забыл, хотелось верить, что он тут просто по какому-то рабочему моменту, а не по голову своего дурного близнеца. Впрочем, даже голова Джерико могла оказаться для Макса тем самым рабочим моментом.
Джерико понятия не имел, что случилось с его семьёй после его ухода. Дети? Дед? Мать? Брат с сестрой? Маг не знал ничего, и лишь появление близнеца то тут, то там выдавало результаты, в которое Джерико не хотел верить - вероятно, его ещё помнят. Так что лучше на такой высокой ноте "пропасть" и Джерико. А ведь эта жизнь была самой лучшей со времён Томаса!
А может, пронесёт?
Хотелось верить.
В конце концов, сейчас Макс должен лестницей спускаться этажом ниже - по крайней мере, как помнил устройство здания сам Джер. И потому, сумевший с горем пополам успокоиться, Махоуни-любитель самовнушений вызывает лифт. Средний палец вдавливает рельефную кнопку до упора, заставляя ту гореть истерично-красным.
Иерихон не пал. Он. Спокоен. Макс сюда не придёт. Не успеет.
Широко раскрытые объятья лифта принимают успокоившегося Джерка, пока тот нажимает - уже на порядок спокойней и плавней - на кнопку подъёма до искомого этажа с офисом Кинга. Заодно, пока есть время - обернулся к настенному зеркалу и проверил, так ли видно его состояние бегущего с круизного корабля на первой же дырявой шлюпке паникёра. То, как внезапно зажгалась ещё одна кнопка, он просто не заметил - и развернулся, лишь когда открылись двери.
Короткий звоночек, разъезжающиеся створки - и снова своё лицо. Увы, оно было не в зеркале.
Позор!
Неловко улыбнувшись, Джерико застыл, не зная, что и сказать поймавшему его близнецу.
- ...Ну, здравствуй?

Отредактировано Jericho Mahoney (2018-07-31 11:16:32)

+1

7

Двери лифта распахнулись, приглашая в свое нутро долгожданного гостя, и когда створки закрылись, Макс попытался успокоить смятенный разум. Если кто-то игрался с магией, его руна поиска скрытого волшебства уже давно бы перегрелась и прожгла карман его стареньких, потертых джинс. Но нет – руна оставалось все такой же прохладной, и нагрелась разве что теплом его собственного тела.

Значит, это не магия.

Тогда что же это могло быть? Махоуни перебирал в уме все возможные варианты, но ни один не подходил под то, что тут творилось. Разумеется, он уже узнал, что данная студия связана с Иным миром, но все свои наработки, основанные на реальных событиях или персонах магического мира, они тщательно скрывали. Это им пойдем в плюс. Однако точно можно было сказать, что здесь тоже работало большое количество иных, если почти не все. Кинг, основатель студии, сам же был инкубом, считающий, что можно обходными путями показывать смертным волшебный мир. И что, как не видеоигры, идеально подходили под это? Прозорливость его вызывала толику уважения, но вместе с тем создавала много проблем.

Вот, как эта, например.

Дурацкая музыка играла в кабинке, пока стальные тросы неторопливо поднимали лифт по шахте наверх. Максвелл наморщил лоб, пытаясь понять происходящее, но тут движение закончилось, и двери лифта распахнулись. И Махоуни на полном серьезе уставился в собственное отражение. Короткое «ну здравствуй» от брата буквально заставило отхлынуть кровь от лица. Именно этот, самый просто вариант из всех, маг и не вспомнил.

Правда, в следующее мгновение Макс понял, что тут происходит. Но спускать все на самотек он не собирался. Сузив глаза, он, цедя каждое слово, произнес:
- Значит, это из-за тебя меня вызвали из Надзора в это время? – в нем почти было зашевелился брат, и радость встречи с Ульриком была бы почти настоящей, если бы Макс не любил его. Ульрик был одной большой проблемой в его жизни, потому что, сколько себя Махоуни помнил, пытался превзойти близнеца во всем. Но только вот самому Максвеллу было плевать на свои достижения – потому что он просто жил так, как хотел и действовал по совести.

- За ложный вызов я задерживаю вас, мистер Ульрик Торнбъорд. Вы имеет право хранить молчание. Прошу вас, заведите руки за спину и я проведу вас к начальнику данной студии, где мы оформим все надлежащие бумаги. - голос стал холодным, строгим и менторским.
Макс был обижен и пошел в разнос. Но пусть его братец, за которым, кстати, Махоуни и не следил с тех пор, как получил браслет отца, что сейчас болтался на руке, знает свое место.

+1

8

И тут у Джерико задёргался глаз, а нп лице застыло выражение шока. Маг скривился так, будто дражайший братец одновременно отдавил ему мизинец, сжал покрече яйца и боднул головой в солнечное сплетение.
Это действительно Магнус. И он действительно не изменился с момента последней встречи близнецов. Это было лет семьдесят назад, кажется? Единственное, что поменялось у близнеца за эти годы - статус. Он стал арбитром, судя по его словам.
- Погоди-ка, что? Надзор? - всё ещё не веря чужим словам, репортёр молча вжимает до упора кнопку лифта. Им на верхний этаж, и за пару минут подъема они вполне могут договориться.
Створки лифта обреченно закрылись, оставляя четырех одинаковых Махоуни в одном лифте.
- Что же, мой добрый брат, вынужден огорчить тебя. Дважды. Ульрика Торнбъорда не существует уже больше полувека, а я - лишь скромный репортёр, пришедший взять интервью у Кинга. Как это ни печально, к ответственнности ты меня не привлечёшь. Не в этот раз, - казалось, если Джерико плюнет близнецу в лицо, то тут же оставит тому химический ожог на все лицо. Да, за прошедшие годы бывший Торнбъорд  кардинально переобулся даже в плане характера, и милого-вежливого-обаятельного-сливающего все нервы лишь в книгу для заметок Ульрика не осталось почти ничего. Во всяком случае, внешне. Тот лишь улыбнулся удивительно беззлобно (после всей едкости последней фразы - так вообще до невозможного миролюбиво) и почти выпал за дверь, услышав короткий звоночек. Приехали.
- Магнус, если ты всё ещё хочешь навестить мистера Кинга, то иди за мной, - кажется, то ли взгляд милой секретарши, то ли старое воспитание, то ли природная тяга к примирению всех конфликтов заставила Джерико, едва вынырнувшегоиз лифта, в мгновение ока присмиреть и подобреть к брату, ведя его вслед за собой в кабинет директора мимо уже засомневавшейся в своей трезвости девушки с коротким "мы по срочному делу". Отчаянный, глупый и крайне опасный для здоровья поступок - закрываться в одной комнате сдвумя такими мужчинами.

+1

9

Макс не отвечает. Он слишком, слишком зол на близнеца, из-за которого его вызвали сюда. Махоуни вообще не понимает, как Ульрика угораздило оказаться здесь, в том же месте, где был и он. И если разобраться, что он делал в Сан-Франциско? В США? На этой планете?

Старые обиды все еще были сильны, и как бы Махоуни не пытался быть строгим и беспристрастным, все это катилось к чертям, когда рядом оказывался кто-то из его прошлого. С одной стороны, стоило порадоваться – семья Торнбъордов слишком давно перестала существовать, чтобы изредка вспоминать о своей родне. С другой стороны, каждый ее член приносил слишком много проблем в жизнь Магнуса-Макса, что Ульрик только что и доказал.

Лифт закрылся, но арбитр не спешил отвечать на вопросы близнеца. Слишком он был сбит с толку, чтобы так, сходу, начать общаться с тем, кого считал давно потерянным. И пусть порой совесть трезвонила грустным звоночком, что негоже забывать о своей семье, Максвелл давно решил, что его путь поведет его в гордом одиночестве.
- Ты думаешь, я не смогу достать нужные документы? Не забывай, что они сохранились, как минимум, у меня, умник. А на лицо, сам видишь, - кивок в сторону зеркальных стенок лифта, - мы похожи, несмотря на то, что уже давно переросли короткие штанишки.

Неужели Ульрик действительно считал, что может вот так, без предупреждения появляться и исчезать, когда ему вздумается? Действительно верил, что может исчезнуть без следа? С другой стороны, зачем ему вообще теряться? Он же наследник отцовской империи, какого лешего он не правит в Норвегии, а тусуется здесь, в США?

На смену гневу пришли подозрения.

Створки кабинки слишком долго не открывались, отчего Максвелл мрачнел с каждой секундой. Но нужно было унять свои эмоции, позволить разуму разобраться с такими вычурными перипетиями судьбы и наконец, найти правильное решение. Как арбитр, Махоуни действительно мог задержать любого Иного в зависимости от подозрений. А Ульрик был сейчас чрезвычайно подозрительной личностью. Заявил, что он больше не он, и что к нему не подкопаться. Внутри зашевелился злой служитель закона, шепчуший «наказать можно любого». Маг отмахнулся от этого чувства – рано пока еще делать выводы. К тому же, он тут в своих правах и ощутимо выше всех работников здешней студии.

- К ответственности я могу привлечь любого, - осклабился мужчина на реплику брата, - а если ты будешь качать права, я еще и оформлю сопротивление при задержании. – нянчиться Махоуни больше не собирался, и едва лифт открылся, Ульрик выскочил из него пулей и двинулся к кабинету мистера Кинга. Секретарша, узревшая двух близнецов, лишь растерянно захлопала глаза, и, напоминая рыбу, бьющуюся об лед, молча пропустила их.

За дверьми их уже ожидали. Только вот радости ни у кого на лице не было. Состояние брата, мага не волновало – но ему нужны были ответы. Желательно сейчас.
- Если вы, мистер Кинг, сейчас же не потрудитесь объясниться, для чего вызвали арбитра, вызванного из Лос-Анджелеса, - Максвелл специально подчеркнул свой статус, ведь этот инкуб почти наверняка знает о ситуации с вампирами в городе, - я оформлю это как ложный вызов и прикрою вашу лавочку. Я жду ответов.

+1

10

Сошлись два гнева, а Джерико оказался ровнёхонько промеж брата-молота и жертвы-наковальни.
Технически, за всю, совершенно всю свою историю он ничего плохого не сделал. Подумаешь, его клиенты травились - его вину ещё надо наказать. Подумаешь, переспал с девчонкой, которой всего шестнадцать оказалось - кто ж знал, дата рождения у неё на лбу не написана.
Да, при всем уважении, совращение малолетних и покушение на убийство - не те дела, которыми занимается Коллегия. Привлечь его могли только за изучение темной магии, в частности, вуду - но да традиционные магические практики настолько часто путали с темной магией, что даже сам Махоуни мог спокойно доказать свою невиновность. Артефактор, который, на секундочку, уже семьдесят лет на садился за рабочий стол, на секундочку, а правила магии смело вертел где-то на самой окраине сознания.
Фактически, он все равно мог пострадать. Это дуткое предскащание легко читалось по красному лицу инкуба, и по бледному - собственного близнеца.
Спасение утопающих - дело рук самих утопающих, верно?
- Мистер Кинг, позвольте представить - Магнус Торнбъорд. Мой близнец, которого я... Считал умершим, - Джерико пустил в ход всё естественное очарование и сверхестественное спокойствие, которым владел.
- Если вы вызывали арбитра - то, боюсь, вам нужен име...
Само собой, Магнус никогда не выделялся ни терпением, ни банальной вежливостью. Во всяком случае, как и мать, всегда ухитрялся привлекать внимание лишь на грани крайне неприятных ситуаций.
Само собой, сначало Кинг, чуть было успокоившийся от осознания, что его не разыгрывают и их действительно двое, чуть не пошёл на Махоуни, который свободный, готовый к долгим разбирательствам за дезинформацию об отсутствии близнеца.
К счастью, двое нелюдей, к которым сам Джерико пытался питать не самые холодные чувства, сцепились в схватке вежливость на вежливость, статус на статус, дело на дело.
Пока что выигрывал Макс.
Кинг же, приводя себя в порядок, цедил слова о шальном маге, притом не факт, что темном, который завёлся в их офисе около месяца назад. Он, в противовес офисному этикету для остальных колдунов, постоянно творил свою магию, выводя технику из строя и откатывая работу на месяцы. А ведь корпорацию посещают и работают в ней, к несчастью, и простые люди, так что такое вредительство для Кинга казалось вредным вдвойне. Самое неприятное - вычислить злополучного колдуна он не мог. Пришлось две недели ждать арбитра.
- Итак, Маркус...
- Его зовут Магнус, - решил помочь с именем Джерк, чтобы не выглядеть совсем уж лишним при чужом диалоге.
- Магнус, вы понимаете, к чему я клоню?

+1

11

Поначалу в кабинете повисла тишина, которую никто не спешил разрывать. Она начала действовать на Максвелла гнетуще, но прежде чем он вынес свой собственный вердикт, в разговор вступил Ульрик собственной наглой, самовлюбленной персоной. И заявил, что считал его погибшим. От такой наглости Махоуни едва не пробил себе лицо ладонью. Кто бы сомневался, что этот гаденыш все представит в таком свете, что все вокруг будут считать его белым и пушистым, а Макса – олухом царя небесного. Плавали – знаем. Теперь он был убиенным братом, безвременно пропавшим, а сам Ульрик стал сирым, убогим и несчастным одиночкой, без семьи и родных.

Кинг, естественно, на этот опус повелся, правда, тоже начал наезжать на близнеца, мол, почему да зачем, как ты мог мне солгать. Природу их взаимоотношений Максвелл не установил, впрочем, сейчас ему было абсолютно наплевать на это. Его интересовали ответы на вопросы, которые он задал, но пока их не получил. Ледяной сарказм все же вырвался из уст мага, который решил таки напомнить двум спорщикам о том, что он пока еще здесь.

- Я вам не мешаю, голубки? – мужчины в мгновение ока смолкли, а затем ожил хозяин компании, который, кажется, понял, что значат шутки с арбитром.
- Мы вас прекрасно слышим, господин арбитр, полагаю вы в состоянии понять, что ситуация здесь критическая… - дипломатичный подход только заставил Махоуни склонить голову набок с выражением «ты сейчас серьезно?», но кажется, его не поняли.

- Спешу вам напомнить, что вы сами себе усложняете жизнь, мистер Кинг. Я так и не услышал ответов на собственные вопросы, которые задал, порядком, уже третий раз. Потому, если я не услышу ответы, прощайтесь с делом своей жизни, господин Кинг, потому что я не шучу и имею такие полномочия в столь сложное время.
Кинг попытался возразить чем-то вроде «есть адвокаты», но Максвелл мигом его заткнул:
- Даже если, я повторяю «если», вам помогут ваши адвокаты, это судейство продлится максимально долгий срок. А вы знаете, что тягаться с Коллегией себе дороже, потому не советую вызывать волну, под которой вы все и будете похоронены, - колдун устало посмотрел на директора игровой студии, после бросил презрительный взгляд на брата, что переминался с ноги на ногу.
Далее последовал рассказ сквозь зубы о маге, который балуется и хулиганит. Макс даже приподнял бровь, не в силах поверить в такую чушь. Россказни девятилетнего школьника, а не умудренного жизненным опытом инкуба, ей богу.

- То есть, вы хотите сказать, что ваша охрана не в состоянии поймать мага в студии, где работает куча Иных? – Махоуни сложил руки перед собой, явно показывая, что он не верит в такую чушь.
- Мы не можем просто так взять и поймать его – здесь же работают не только Иные, но и люди. И они же часто посещают нас. Мы не можем просто так взять и натыкать магических ловушек по зданию, понимаете? – кажется, теперь Махоуни понял, зачем им понадобился арбитр – как крысолов, а не служитель закона и порядка.

- Итак, Маркус, - искажение полузабытого имени вызвало у мага лишь отвращение, но добавка братца, что все это время стоял и хлопал глазами, вызвала в маге настоящую гневную дрожь.
- Меня. Зовут. Максвелл. Махоуни. Старший. Арбитр. Максвелл. Махоуни. Заруби это себе на своем длинном носу, Ульрик. – мужчина, сверкая карими глазами, повернулся к брату, явно намереваясь раздавить морально и его.

+1

12

Братец всегда умел переводить самый благой (или, во всяком случае, упорно подгоняемый под определение этого слова) повод для действий со стороны Джерико в самые дурные (и уже без всяких лирических уточнений) действия. Как и сейчас - стоило Джерк просто попытаться представить двух нелюдей друг другу и культурно, а не как какой-нибудь немаг, разрулить сложившуюся ситуацию, как Магнус принялся едва ли не плеваться по меньшей мере едким уксусом.
Пришлось уступить и отступить - ровно настолько, насколько Махоуни это умел. А умел он это ровно никак. Потому - решил занять себя чем-то другим. например, увлекательнейшим наблюдением за стрелками часов. Не успела минутная стрелка закончить второй круг, как Джерико вновь попытался разрешить недопонимание, поправив Кинга. И вновь спровоцировал брата.
Было ли это частью какого-то особенного плана? Джерико бы ни за что не согласился бы с такой теорией. Ну да, впрочем, за последние лет шестьдесят он отточил навыки в увлекательнейшей игре под названием "изобрази святую невинность" до поистинне высокого уровня - так что узнавать такие детали можно будет только под пытками.
- Право, братец, - Махоуни-ложный развёл руками, улыбаясь одними глазами. - Длинной носов предлагаю помериться поздней. Нас обоих ждут дела, - он не хотел выводить семейные скандалы на люди. Да и вообще не хотел скандалов. И, наверное, даже самой семьи. По какой глупости он вообще решил остаться в здании, а не сбежать? Но, кажется, от судьбы не убежишь. Даже если эта судьба - твой злой близнец, какого-то дьявола ставший Арбитром.
- Мистер Кинг, я зайду к вам через полчаса, хорошо? - получив в ответ лишь относительно утвердительную отмашку, репортёр выдохнул с долей облегчения и стремительно покинул комнату. Магнус всё равно теперь его найдёт - так что нужно просто успокоиться, взять себя в руки и собрать хотя бы остатки материала для статьи. И не думать о том, какой у близнецов предстоит диалог. Не думать.

+1

13

И все как всегда – Ульрик оказался мудаком, и поспешил дать деру от разъяренного брата. Он всегда так делал, особенно в детстве, когда они шалили на кухне матроны Ингрид, семейной кухарки. Это невероятно выбешивало, выбивало из колеи, но Ульрик всегда был собой – этого у него не отнять.

С другой стороны, возможно, близнец и сделал все верно. Их семейные дрязги растут прямиком из прошлого, но этому прошлому скоро уже почти сотня лет. Наверное, не стоит выносить мусор за порог. Однако, паскудности младшего братца это ничуть не умаляло.
- Я посмотрю, что могу сделать, мистер Кинг, - проводив фигуру Ульрика взглядом, арбитр повернулся к сидящему на кресле инкубу, и продолжая буравить его тяжелым взглядом, добавил, - но вам стоит закончить рабочий день ваших сотрудников прямо сейчас. Как минимум, если шутник ваш будет среди ушедших, ничего не случится. Если есть вопросы – задавайте. Если нет – я пошел делать свое дело.

Но Кинг лишь пожевал губами, махнул рукой и начал обзванивать всех глав отделов. Впрочем, Максвелл этого уже не слышал. Он бодрым шагом вышел из кабинета, и проигнорировав секретаршу, что попыталась ему что-то сказать, направился к лифту. Если здесь орудует маг, который любит пошутить, должны остаться какие-то магические следы применения магии.

Между пальцев оказался гладкий, отполированный до блеска, темно-синий камень с руной на нем. Под аккомпанемент покидающих свои рабочие места людей, Максвелл двинулся по первому попавшемуся коридору, ощущая мягкую пульсацию руны. Магия струилась по коже невидимой паутинкой, словно подключив берсерка к колдовскому полю здания. Махоуни даже отошел в какой-то закуток, чтобы более полно сосредоточиться. Глаза заволокло серой дымкой, и перед разумом мага предстали неясные тени, едва колыхающиеся в тени яркого света чародейства. Да, игровая студия была действительно пристанищем многих Иных и следы тянулись из-за каждого угла. Но на этом этаже не было ничего такого, чтобы могло заинтересовать Макса.

Прекратив сеанс ясновидения, выпустив руну из руки, потерев пальцы, маг выдохнул, пару секунд приводя сознание в порядок. Значит, нужно идти дальше. Спустя десять минут почти все этажи были проверены с помощью магии, но на них были только отголоски какой-то странной магии. Максвелл был уверен, что уже сталкивался с чем-то похожим, но никак не мог вспомнить, где.
Время неумолимо пошло к вечеру и в ближайшем окне пустеющего здания Махоуни увидел лучи закатного солнца. Наморщив лоб, маг решил поторопиться с работой – ему осталось проверить лишь цокольный этаж и подвал. Но едва он заглянул в первый кабинет на цоколе, то наткнулся на братца, который что-то быстро печатал на ноутбуке.
- Тебя здесь быть не должно, Ульрик, - сквозь зубы процедил Максвелл, смотря на близнеца из-под нахмуренных бровей, - Ты должен убраться отсюда. Приказ арбитра.

Но едва эти слова вырвались изо рта берсерка, как с ближайшей полки сорвалась внушительная папка и полетела точно в Максвелла, который едва успел увернуться от удара.
- Ульрик, какого хера ты творишь, блять?

+1


Вы здесь » Arcānum » Настоящее » destination [18 июня, 2017]