РОЛЕВАЯ ИГРА ЗАКРЫТА
нужные персонажи
эпизод недели
активисты
— Простите... — за пропущенные проповеди, за пренебрежение к звёздам, за собственный заплаканный вид и за то что придаётся унынию в ночи вместо лицезрения десятого сна. За всё. Рори говорит со священником, но обращается, почему-то, к своим коленям. Запоздалый стыд за короткие пижамные шорты и майку красит щёки в зарево.
Ей кажется, что она недостойна дышать с ним одним воздухом. Отец Адам наверняка перед Богом уж точно чище, чем она и оттого в его глазах нет и тени сумбура сомнений. Должно быть подумал, что ей необходима компания и успокоение, ибо негоже рыдать в храме господнем как на похоронах, но Рори совершенно отчётливо осознаёт, что ей нужно совсем не это.

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » Run, run, runaway [15 февраля 2013]


Run, run, runaway [15 февраля 2013]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/t/xk3L8.gif http://s5.uploads.ru/t/R7pGF.gif

Дата и время: ночь на 15 февраля 2013
Место: Элизиум
Участники: Fabian Greyjoy & Clarissa Valmont
Краткое описание:
У Фабиана талант к разрушениям разной степени тяжести. И исправлять это он не умеет.
Кларисса  н е н а в и д и т  разгребать за другими, но должен же кто-то...

Отредактировано Clarissa Valmont (2018-08-02 16:22:28)

0

2

Утро того дня не предвещало беды.
Фабиан чувствовал себя как обычно - с трудом проснулся, пришел в себя только после белого порошка на зеркальце, свистнутым у девчонки через 3 комнаты от той, в которой он так часто работал. Умылся, почистил зубы. Вышел из борделя, сходил за завтраком, вернулся. Снова почистил зубы, потому что пришел первый клиент.
Конечно, почему бы нет - один бодрящий отсос перед тяжелый рабочем днем, пожалуйста. Без пенки.
Очень редко клиенты все же удивляли Фаби. Кто вообще приходит утром? Ну да ладно, свои деньги он отработал.
От клиента. к слову, вкусно пахло дорогим парфюмом и хорошим кофе, так что Фабиан был максимально приветлив и услужлив, даже подобострастно ахнув, когда мужик наконец кончил ему на лицо. Он знал, что мужики такое любят. Он вообще знал очень многое, побольше многих местных работниц - да и куда им, они же бабы. Только почему-то примой все еще был не он.
-Спасибо, - он задумался, подбирая обращение. Это было важно, потому что это была последняя фраза, которую он от него услышит, а потому стоило произвести максимально приятное впечатление. "Сладки" или "дорогой" тут бы не прокатило - такой прокатывало только у баб, мужикам это казалось слишком большим пидорством, как-будто может быть что-то более гейское, чем кончить другому парню на лицо, но Фабиан никого не судил. Хочешь казаться себе мега-мужественным самцом - право твое, если платишь. "Жеребец" бы подошло, если бы он его выебал, а он его не ебал. Даже за жопу не помацал, его интересовал только рот, - было вкусно, - наконец изрек он, мысленно обращаясь к булочке с корицей, которую съел до всего этого дела. Так просто звучало бы правдоподобно, что, собственно и произошло - мужик расплылся в победоносной ухмылке и кивнул, потянувшись за салфетками. Фабиан при клиентах никогда себя в порядок не приводил - это создавало ощущение, что ты считаешь клиента грязным, а ему нужны были постоянные клиенты, которые будут приходить снова и снова, и если для этого надо было создать впечатление, что тебе по кайфу собственный хлюпающий зад или слипшиеся в комок от спермы волосы, он был готов потерпеть.
Конечно, его фраза не была необычной, но он знал, что за необычным к нему не ходят. Он ставил на свои актерские таланты. Это все было игрой, ведь именно за игрой ходили к шлюхам. И играл он всегда отменно.
Приведя себя в порядок, он еще поспал - ему вообще нравилось спать, когда не было возможности заняться чем-то еще. Планов на сегодня не было, кроме как поработать, но день - не самое популярное время, а к нему, к тому же, не всякий клиент пойдет. Многим все еще нравились девочки. хоть Фаби этого и не понимал. Он в принципе не особо ловил кайф от секса, но девчонки казались ему...странными. Будто бы всю жизнь у тебя был удобный старенький велосипед, а тебя внезапно пересадили на горный, со скоростями, тормозами и прочим этим беспределом. С его опытом работы было бы странно не уметь их трахать (женщин, не велосипеды), но это всегда было тяжко и слишком запарно, поэтому работать с женщинами -неважно, соло или в паре - он не любил. Девочки из борделя, к слову, отвечали ему тем же, и вообще ему казалось, что они его избегают. Словно бы у них всех есть какая-то общая фишка, которой они с Фаби делиться не собирались. Но ему, в общем-то, не сильно и хотелось, он сюда не связи налаживать пришел.
Второй клиент появился только ближе к вечеру, что несколько печалило, потому что, судя по звукам из соседних комнат, у всех все было с заказами неплохо. Зато этот клиент оплатил сразу на пять часов - редкая удача, и, хоть это и пугало немного, Фаби даже обрадовался. С такими клиентами, как правило, можно было неторопливо сходить в душ, элегантно расчесать волосы после. Изящно смахнуть полотенце, пару минут покрутить задом прежде, чем отправить в душ и его.
Но произошло именно то, чего Фаби боялся.
-Как тебя зовут?
Фаби был из тех проституток, кого бесили подобные вопросы. Он осознавал, что не всем клиентам нужен был секс, но он был не из тех, кто любит поболтать и сорвать на этом бабла. Он в принципе был не самым общительным человеком, своих проблем почти не имел, а потому страстно ненавидел чужие. Сильнее он ненавидел только когда вопросов становилось больше, чем болтовни, так что сейчас Фаби помолился всем известным богам и, приветливо улыбнувшись, изрек
-Кола. Меня зовут Кола.
-Как напиток?
-Верно, - и, прежде чем мужчина успел задать вполне логичный вопрос - я пойду в душ. Я быстро.
Фаби и правда был быстр: вытащил нычку из бачка унитаза, занюхнулся под шум воды, быстро ополоснулся, побрызгался каким-то парфюмом, который даже был не его, и вышел в одном полотенце.
Мужчина пошел следом.
-Ты давно здесь работаешь?
Фак.
-Год, может, два, - Фаби не помнил - мне все нравится.
-Это хорошо, - мужчина, словно бы сконфузившись, потянулся к ширинке. В обычно ситуации Фаби бы кинулся помогать, но мужчина уже изрядно его взбесил и, пока он был занят делом, был шанс, что он не станет болтать.
Грейджой немного расслабился, когда после начала минета никаких вопросjв не последовало - может, клиенту просто нужно было расслабиться, может, он чувствовал себя неуютно и на этом все кончится. Рваные вздохи сменяются тихими постанываниями, Фаби берет глубже и резче, он не знает, хочет ли мужчина кончить прямо сейчас, но, если что, наверно его остановят. Обычно останавливают.
-Стой.
О да.
-Я хочу тебя поцеловать.
-Но я...
-Это ничего. Это же мой член, в конце концов, - усмехнулся мужчина, за подбородок притягивая к себе парня. Это было даже мило. Они целовались какое-то время, Фаби, дабы мужчина не потерял настрой и не забывал главную цель сего действа, поглаживал его член.
-А ты откуда? - наконец оторвавшись спросил мужчина. Фаби не смог притвориться не удивленным, но быстро пришел в себя, снова улыбнувшись и попытавшись сползти на пол, дабы продолжить начатое - стой, я серьезно. Расскажи о себе.
-Нам не положено, - соврал Кола. Не было какого-то официального запрета на подобные беседы с клиентами, но какой человек их профессии вообще захочет говорить о себе?
-Я никому не расскажу. Я оплатил пять часов, нам необязательно делать это сразу, - мягко произнес мужчина - нам необязательно делать это вообще.
Еб твою мать.
-Тебе не нравится? - решил уточнить Кола - можем попробовать как-нибудь по-другому или...я могу позвать кого-нибудь в помощь. Что тебе нравится? - Фаби попытался встать, но мужчина не пустил его.
-Брось, все отлично, просто я...хочу узнать тебя получше. Ты красивый.
-Я здесь работаю, мистер, - напомнил Фабиан - нам не положено...
-Забей. Я за все плачу, - он откинулся на кровати и похлопал рядом с собой, очевидно приглашая и Фаби лечь.
Блондин не хотел, но лег. Такая уж была работа.
-Так откуда ты?
-Отсюда. Из Сан-Франциско.
-Ты совершеннолетний?
-А непохоже? - усмехнулся Фабиан.
Он старался не думать о плохом, но с каждой минутой это странной односторонней беседы напрягался все больше. Так прошло полтора часа.
-У тебя есть семья? - разговор принял опасный поворот.
-Я не хочу об этом говорить, -отрезал Фаби, резко перевернувшись и усевшись на мужчине верхом - я хочу тебя, - соврал он, склоняясь ниже и касаясь чужих губ своими.
-Ты не хочешь, - с досадой прокомментировал мужчина, отстранившись,-  ты должен. У тебя просто нет выбора.
Это был конец. Фаби осознал это, потому что после этих слов не помнил ничего до момента, пока не ощутил терпкий вкус крови во рту и не услышал вопль, разрывающий правую барабанную перепонку.

+1

3

Фабиан — Проблемный с большой буквы «П» мальчик.
Когда Доминика прибегает на ресепшен, Кларисса почти не удивлена тому, как с её губ еле слышным вздохом слетает: —В семнадцатой клиент избивает Грейджоя... Каблуки лихорадочно выстукивают нестройный сбивающийся ритм: она не бежит, но шагает столь стремительно, что равносильно бегу, разве что не подавая виду. Случай не рядовой, но иногда такое случалось: с ума сошедшие ублюдки, свято верящие, что за деньги руки развязаны и могут сжиматься в кулаки. Кто-то любит пожестче: парочке бравых трудяг Элизиума похожее обращение только в кайф. Однако рукоприкладство обязано быть учтённым... Независимо от личного отношения Кларисс к отдельно взятым личностям никто не смеет поднимать руку на попавших под их с Медеей крылья. — Вызывай охрану. — короткий приказ бегущей следом Доминик.
В комнате Фабиан повержен и в крови. Нависшая над ним фигура пышет злобой — Клэри качнулась к незнакомцу и коснулась ладонью его руки. Гнев это не секс. И на четверть не так приятно, однако Клариссе нужна не энергия, а успокоенный клиент: мужчина едва ли осознаёт что внезапно накатившая слабость это рук дело рыжеволосого суккуба.
Гнева слишком много. Он спокойнее, но вот, девушка отходит в сторону, смотрит с пару секунд и видит что лицо клиента наливается кровью.
— Ваш... — брызжущий слюной в дюйме от ругательства и название напитка, идеального для виски и льда звучит как новое непечатное слово: — Кола!
У Клэри сомнения в том, правильно ли она всё поняла, но указывающий на почти в нокауте лежащего парня костлявый перст намекает на то, что, к сожалению, сомнениям места нет. Три. Два. Один. Если удалось сдержать кривую улыбку три секунды подряд, то дальше удастся тем более. Суккуб напоминает себе, что в случае ухода на нескольконедльный покой она потеряет круглосуточный доступ к энергетическому пропитанию. Вовремя: виски уж было начинают ныть, напоминая о том что, кажется, пора бросать всё это и уезжать в отпуск. Вдыхать аромат моря, дышать солнечным светом... Когда-нибудь.
Ты, блять, серьёзно? Спасибо, что не мистер Швепс.
Клэри не выдыхает шумно, не закатывает глаз. Прожив первую сотню лет, учишься сдержанности. Соврал и чёрт с ним. В Элизиуме уважают право на небольшую ложь.
— ...поганец! —ругань она пропускает мимо ушей. Автоматически освобождается почти от всех его слов, но терпеливо дожидается сути. Отфильтровав зерна от плёвел, гневные, лишь немного сошедшие в успокоение от откачки энергии речи от главного Кларисса наконец составила в голове примерный портрет происходящего. Смягчая до предела и переводя в цензурную форму: Фабиан — нехороший, неумелый и крайне непорядочный человек. Фабиан — не шибко умный юноша, который не умеет ответить на обычный вопрос, зажатый, в постели не удовлетворил совершенно, как собеседник ноль и гнать его надо ко всем чертям по полям в самое адское пекло.
Охрана у дверей, стоят, покорные вытянутой руке Кларисс, безмолвно велящей: обождите. Расклад ясен.
— И поэтому Вы его побили? — спокойствие её тона ошарашивает. Возможно, закричи Вальмонт в ответ, он бы просто продолжил орать, а теперь на лице явно обознавался ступор и что-то отдаленно похожее на эхо смущения. — Я просто... —...не имели на это права. Должны были поставить в известность. Нарушили основное правило: в Элизиуме все происходит добровольно. Охрана Вас проводит. — девушка будто пытается взглядом заморозить, параллельно делает подзывающий жест, призывая охрану нарушить дистанцию,
— Вы не можете меня просто выставить! Это просто недоразумение. Я заплатил! Я — ваш клиент!
— Больше нет. — недоразумение это случайно взятый чужой шарф. Недоразумение это случайно подать телятину вместо свинины к столу. А здесь пахнет обманом и глупостью: Кларисса ненавидит оба этих запаха. — Покиньте комнату. Помогите ему.
Были и такие. Жаждущие поиграть в покровительство. Кто-то, желая  выговориться, шагает к психологу. Кто-то звонит на Линию Доверия. Особо одарённые денежными средствами идут в бордель, совмещая приятное с душе необходимым, щедро вознаграждая особо благостных слушателей или собеседников (каждому — своё) втройне. Наверное это легче чем просто завести друзей... Кто знает? В чём тут вообще сложности? Хм... Просто Фабиан мог стерпеть что угодно кроме контакта, подразумевающего обыденный разговор. При виде Фабиана Кларисса неизменно на миг прикрывает глаза, помня что терпение, как бы плохи не были её отношения с этим делом — есть добродетель, которой не следует пренебрегать. Во всяком случае пока причина доведения шкалы терпения за грани пределов отрабатывает свой гонорар — старлетка постельной сцены. Кларисса была бы даже доброжелательна, будь перед её очами звезда. Звёздные капризы, проблемы заебавшихся, но талантливых людей: классика, которую можно терпеть до скончания времён, если это неподражаемое терпение собирается окупаться.
Дверь захлопнулась, оставляя позади возмущённого потерянного для Элизиума, контролирующую процесс выдворения нежеланного гостя Доминик и охрану. Тишина режет слух. Кларисса смотрит на парня, переводит взгляд на комнату, ведущую в ванную комнату. Мало что происходило здесь без её ведома. Заначка наркоты в туалете близ излюбленной Фабианом комнаты не была исключением.
Обнюхивается до состояния полнейшего похуизма ко всему сущему, путает Элизиум с домом родным — верность службе была бы похвальной, не подозревай Вальмонт, что его попросту выпнули под зад из последнего места жительства, перестав делать вид, что рады видеть.
Изнутри раздражение не просто пылает — сжигает нервные клетки дотла. Клариссе иногда кажется, что Фабиан себя просто ненавидит и потому херит жизнь свою ко всем матерям почти с упоением. Но если даже он ненавидит себя, то почему её чувства должны будь иными?
У Медеи к потерянным душам что нуждаются в приюте стен кажущаяся Клэри глупой привязанность на грани дозированной нежности. Ей это непонятно. У рыжеволосой сентиментальности — чуть. Совести и того меньше. С терпением вовсе беда. Порой выяснялось что решать проблемы ей удаётся быстрее чем охране и лучше всего выходит делать это, отбросив всяческое осколки доброжелательности к этому миру.
Ей это надоело.
Это не точка невозврата, не день, когда терпение лопнуло на точке кипения, взорвавшись с громким "бабах". Просто если не сейчас, то когда? За ним и раньше водились грешки один за другим, но всё мелкое, всё не то. Сейчас же градус гнева в комнате подсказывал, что идеальнее момент будет найти сложно. Кларисс держала себя в руках лишь понимая, что на месте Фабиана мог оказаться кто-то другой и никто не имеет права считать что ему дозволено бить как захочется тех, кто, возможно, работать здесь просто вынужден. Первостепенная задача: защитить своих. А теперь время сделать то, чего Клэри желает.
— Вот что, милый... — на каблуках опуститься на корточках возле поверженного ей удаётся на диво изящно. В ласковом голосе всепрощение смешано с подвохом, убивающим все хорошие предчувствия, если у него таковые вообще оставались.
— Убирайся.

+1

4

Было больно, но не настолько, чтобы упоротый Кола кричал или тем более молил о прощении. На собственное избиение он словно бы смотрел со стороны, хотя конечно кокс и не полностью его отрубил.
Давненько меня так не лупасили, - замечает он про себя.
Вообще у него был нюх на всяких садюг и маньяков- на улице с ним ни разу не случалось ничего плохого, только если он не ввязывался в шлюшьи потасовки. А ввязывался он часто, потому что конкуренция у них была жесткая. Так что и прилетело часто, при чем иногда также сильно, как сейчас, потому что деньги терять никто не любит.
А пока он работал с матерью и на дому- там всегда за дверью стояла она, и расчет у нее был довольно простой: даже если сейчас дать кому-нмбудь избить сына за большие бабки, есть риск, что на этой неделе, а то и в этой жизни, Он больше не поработает. Поэтому если клиенты и трогали Фабиана пальцами, то только в заранее обговоренных местах и совсем не для того, чтобы сделать больно.
Вот уж он никак не ожидал, что его изобьют в, мать твою, борделе. Где куча охраны, администратор и все такое. Пожалуй, рейтинг заведения сильно упадет в глазах будущих сотрудников, Когда Фаби пустит слушок по своим каналам. Впрочем, Элизиуму от этого вряд ли станет сильно хуже- если уж работник с улицы решился перейти под крыло мадам, то вряд ли его остановить возможность побоев.
Да и сам он виноват- не стоило вцепляться мужику в ухо. Это же не первый тип, решивший доебаться до его жизни, подумаешь.
Он и сам такого от себя не ожидал-оьычнр его сознание пребывает в такой прострации, что тяжело вывести его хоть на какие-то эмоции, не говоря уже о злости, гневе или агрессии. Он в принципе совершенно не агрессивен по своей природе.
Впрочем, копаться в себе и выяснять причину срыва было как-то не к месту, да и лень уже.
Мисс Кларисса, слишком молодая по мнению Фаби, чтобы рулить делами борделя, не выглядит как спаситель. Эта женщина вообще казалась слишком пугающей вообще во всем: пугающе красива, пугающе умна. Очень пугающая, Когда злится.
Фабиан обычно очень старался не попадаться ей на глаза.
Даже сейчас захотелось заползти под кровать и ждать, Когда она уйдет.
Клиента выводят, а следом просят уйти и Фабиана.
-Но мисс Кларисса, - возмущается он - он Вам наврал. Последний раз я был бревном в постели, Когда мне было 13 и только потому что у меня была ветрянка!
Ему тяжело шевелиться, но он все равно садится. Смотрит на Клариссу преданно, как щенок. Это он хорошо умеет.
Он и правда глубоко возмущен словами клиента- такую ложь он о себе слышал крайне редко, потому что нужно быть полным мудаком и абсолютно бессовестным человеком, чтобы обвинить действительно хорошую проститутку в том, что она бревно в постели. Для Фаби это звучало примерно как если бы Клариссе начали доказывать, что не такая уж она и рыжая, как о себе думает.
Что-то из этих своих мыслей он бормотал вслух, но не отдавал себе в этом отчета.
-Я могу еще работать, мисс Кларисса. Мне не нужен выходной, я только умоюсь, и буду снова готов. Я даже не кончал для него, а виа-гра все еще действует, хотите докажу?- Фаби тянется к резинке трусов.

+1


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » Run, run, runaway [15 февраля 2013]