Добро пожаловать на новую ролевую игру в жанре городского фэнтези, отчасти вдохновленную вселенной «Дозоров» Лукьяненко. Действия игры разворачиваются в 2017 году в Сан-Франциско. В игру принимаются вампиры нескольких видов, маги и оборотни. Простые люди могут быть введены в игру после предварительного обсуждения с администрацией форума.

Просим всех обратить внимание на новое объявление администрации. Мы выложили первые сюжетные линии и очень ждем в игру вампиров, готовых пойти против Коллегии, а также арбитров, приехавших в город для усиления местного отдела Надзора.
Активные сюжетные эпизоды

3 мая 2017 года в Сан-Франциско прибыла делегация, направленная Советом Арканума для помощи местному представительству с внедрением новой системы надзора за вампирами.
В середине мая было объявлено, что Коллегия ждет, что все зарегистрированные в городе вампиры в течение двух следующих месяцев сдадут образцы своей крови в отделе регистрации и лицензирования.
В начале июня сверхъестественное сообщество Сан-Франциско всколыхнули просочившиеся из Коллегии слухи, что с помощью собранной крови маги смогут не только определять местонахождение вампиров, но и убивать их на расстоянии.
8 июня группа неизвестных иных совершила нападение на двух сотрудников Надзора, а ночью 12 июня из одного из двух центров питания вампиров было украдено несколько десятков контейнеров с жидким азотом, в которых хранилась кровь.
Далее…

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » world abandoned [30 июня 1905]


world abandoned [30 июня 1905]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Hauschka - Craco
https://78.media.tumblr.com/8bdce536ca0b2bc0a34589bd7736a1b0/tumblr_nus021dv9z1qkh5fxo9_r1_250.gif https://78.media.tumblr.com/a378c36b5a695da006b4c61977fac518/tumblr_nus021dv9z1qkh5fxo2_250.gif

Дата и время: 30 июня 1905 года, разгар душного тяжелого лета, даже ночью воздух расплавленный и выжигающий;
Место: мертвый город Монтерано, Лацио, Италия
Участники: Carine Cattanei & Ian Breckenridge

“Seduce me, write leters to me.
[indent] And poems, I love poems.
[indent] [indent] Ravish me with your words. Seduce me.”

Отредактировано Carine Breckenridge (2018-08-11 20:47:40)

+2

2

- В Италии на каждый случай есть свой святой. Ожоги залечит святая Пелагея, слепых исцелит святая Лючия, Святой Бернардин из Сиены поможет, если не можешь говорить. Не ладишь со свекровью - молись святому Петру. Попал в тюрьму - святому Леонарду. - слова с ее губ срываются медленно, в паузы вкрадывается ровное движение колес, чужой смех и многоголосый шум; иногда Карина спускается до шепота, наклоняясь вперед, иногда перекрикивает порыв свистящего хлесткого ветра, темп ее речи замедляется, потом набирает скорость, итальянский торопится, толпится на кончике языка и в удвоенных согласных. Она совсем не жалеет собеседника и его бедные познания в итальянском, смеется над ним ("Сеньор Брекенридж, Вам нужно больше практиковаться"). Каттанеи взмахивает руками, щелкает пальцами, когда забывает имена покровителя пекарей, хлопает себя ладонью по обтянутому брючной тканью колену, успевает переброситься несколькими фразами с кем-то случайным и рассмеяться небрежной шутке, но с момента, как полупустой поезд тяжело начал движение от Термини на северо-запад, не отводит взгляда от темных глаз Брекенриджа. Кара наклоняется к нему ближе, сдвигаясь на край жесткой скамьи, упирается локтями в свои бедра, их колени соприкасаются, и ткань издает слабый, едва слышный звук. В вагоне душно, солнечные лучи рассекают его насквозь, раскаленный воздух вибрирует, и ворот, перехваченный булавкой под горло, становится влажным, рубашка липнет к спине и груди, и Карине становится интересно: это все дьявольский ветер или его взгляд, что заставляет ее чувствовать себя, как в лихорадке.

И в Риме, и в Турине дул безжалостный фён; белый приносит жару и зной, черный – грозу и дождь. Отец рассказывал, что когда-то это был просто ветер, сильный, порывистый и теплый, по весне приносящий сухой воздух с гор. Этим летом фён не был настолько милосерден, превращая города в преисподнюю, сжигая легкие разгоряченным потоком, заставляя кожу покрыться мелкой испариной. Ветер распахивает окна, разбивая хрупкие стекла, рвет длинные юбки и не дает людям спать. Ветер преследует Карину, и потоком завывает в оконные щели.
Во всем виноват ветер. Иэн Брекенридж не имеет к этому никакого отношения.

Сумерки легко нагоняют поезд, и небо становится алым. Когда они выходят на маленькой станции, с коваными ажурными воротами и цветными витражами, жара немного спадает, чтобы утром вновь начать терзать людей. За ковкой и стеклом кричащая бедность заброшенного, отдаленного от центра и разоренного городка, и все поезда не останавливаются здесь дольше, чем на полминуты, продолжая свой путь. Карина ведет лопатками, чтобы белая ткань отлипла от кожи, и подставляет лицо ветру, закрывая глаза. Воздух даже здесь пахнет сухой сгоревшей травой и каменной пылью, и еще чем-то неуловимым, воском и ладаном, что всегда ассоциировались у нее со смертью.
- Монтерано, впрочем, его святой не защитил. - говорит Каттанеи, продолжая начатый в поезде разговор, и прячет улыбку ладонью, в местной часовне, словно желая заглушить последующее богохульство, глухо зазвонили медью колокола, - Вероятно, Апостол Варфоломей мало кому захочет помогать после того, как с него содрали кожу. Монтерано отсюда в десяти километрах, еще на запад. Мы можем пройти тропой, которую оставил мой отец - он любил Монтерано и часто там бывал.
Из складок кушака, которым была перехвачена ее талия, Кара достает розарий и несколько монет. Серебро цепочки она накручивает вокруг запястья, вжимая в центр ладони до нечеткого отпечатка распятие и фигуру на нем, раскинувшую руки, а монеты оставляет рядом со спящим на скамье мальчиком, положившим по-бараньи кудрявую голову на сложенные руки.
На Изнанке тоже дует фён.

Все, что осталось от когда-то прекрасного города, нечетко вырисовываются на фоне потемневшего сумеречного неба, кажущиеся хрупкими стены и колоны, кости акведука, силуэты церкви Сан Бовентура. Кара смотрит на это место с любовью, на грани сознания вспоминая, как впервые побывала здесь отцом, и сеньор Каттанеи ради ее забавы вырисовывал из ничего иллюзию, возвращая Монтерано его былую жизнь - можно было даже услышать голоса давно мертвых людей. Из сухого фонтана била прохладная солоноватая вода. Кара помнила.
Она делает несколько шагов к ждущему, молчащему городу, его останкам и силе, погребенной под, от которой покалывают и немеют кончики пальцев, поворачивается к Брекенриджу и медленным, театральным жестом разводит руки в стороны:
- Добро пожаловать в мертвый город Монтерано, сеньор, - а после протягивает ему открытую ладонь, приглашая, разрешая коснуться своей руки, - Позвольте мне быть Вашим проводником.

Отредактировано Carine Breckenridge (2018-08-14 23:54:38)

+2


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » world abandoned [30 июня 1905]