Добро пожаловать на новую ролевую игру в жанре городского фэнтези, отчасти вдохновленную вселенной «Дозоров» Лукьяненко. Действия игры разворачиваются в 2017 году в Сан-Франциско. В игру принимаются вампиры нескольких видов, маги и оборотни. Простые люди могут быть введены в игру после предварительного обсуждения с администрацией форума.

Просим всех обратить внимание на новое объявление администрации. Мы выложили первые сюжетные линии и очень ждем в игру вампиров, готовых пойти против Коллегии, а также арбитров, приехавших в город для усиления местного отдела Надзора.
Активные сюжетные эпизоды

3 мая 2017 года в Сан-Франциско прибыла делегация, направленная Советом Арканума для помощи местному представительству с внедрением новой системы надзора за вампирами.
В середине мая было объявлено, что Коллегия ждет, что все зарегистрированные в городе вампиры в течение двух следующих месяцев сдадут образцы своей крови в отделе регистрации и лицензирования.
В начале июня сверхъестественное сообщество Сан-Франциско всколыхнули просочившиеся из Коллегии слухи, что с помощью собранной крови маги смогут не только определять местонахождение вампиров, но и убивать их на расстоянии.
8 июня группа неизвестных иных совершила нападение на двух сотрудников Надзора, а ночью 12 июня из одного из двух центров питания вампиров было украдено несколько десятков контейнеров с жидким азотом, в которых хранилась кровь.
Далее…

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » I kinda wanna be more than friends [15-18.12.2016]


I kinda wanna be more than friends [15-18.12.2016]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/EIygjdG.png

Дата и время: 15-18 декабря 2016 года.
Место: начиная от мясной лавки и продолжая в разных местах.
Участники: Анисса Сэлмон и Сет Фаулз.
Краткое описание: она пахла так восхитительно, что удержаться было невозможно.

+5

2

Люди мыслят, будто бы мир делится на черное и белое. На самом деле мир делится на белое и красное. Красное – это люди, населяющие землю, белое – все, что их связывает, и эти связи пронизывают каждого, отъединить одно от другого невозможно. Он думает об этом, поправляя лежащий в холодильной витрине нежнейший тендерлойн. Эта часть не задействуется при движении быка и остается самой нежной. Покупатель, если он хоть что-то смыслит в хорошем мясе, разрежет его на аккуратные стейки, щедро натрет их маслом, травами и чесноком, обжарит на гриле и укроет нежнейшую вырезку в духовке, чтобы довести ее до готовности. К сожалению, многие сейчас не слишком понимают в мясе – хорошо только, что и Миньоном люди себя балуют достаточно редко, а значит, редко портят. А ведь готовить его – не нужно ни большого ума, ни таланта. Когда кто-то хочет приготовить дома Тибон или Портерхаус, результат обычно еще хуже – иногда остаточные запахи неудачного ужина возвращаются к нему на таких покупателях.
Согласно правилам, он работает в перчатках, но его руки всегда чистые: прикасаться к мясу грязными руками – это преступление. Осквернение изящной красоты белого и красного. Заворачивая стриплойн в пергамент, он бросает взгляд-другой на девушку, но запахи говорят ему гораздо больше, чем внешность. От нее пахнет сливочным маслом, хорошо прожаренным беконом, орегано, чесноком, свежим хлебом и не слишком хорошим черным чаем, а еще сыром, кажется, чеддером, и эти запахи не перебиваются даже ярким, почти острым ароматом духов: кричащий ландыш и деликатная сирень, и еще что-то, что он не может распознать за основными запахами, что-то вроде розы. И еще немного марихуаны, совершенно точно. К ним примешивается химический, спиртовой запах – наверняка, когда он увидит ее руки, на них будет плохо стирающееся пятно от маркера. На лицо он смотрит уже позже, когда она спрашивает его, как лучше приготовить «Нью-Йорк». Он не может связать пары слов, когда требуется поддержать светскую беседу, но сейчас говорит легко и свободно, жалея, что не может показать по-настоящему – это всегда лучше, чем объяснять. Пытаясь поймать его взгляд, она говорит примерно то же самое: что была бы рада взять у него мастер-класс. Ее запахи не намекают на то, что она не справится с «Нью-Йорком», но… мало ли, может, она пробует приготовить его впервые.
Только когда она уходит, коллеги объясняют ему, что это была не вежливость. Говорят, можно догнать ее прямо сейчас, пока она еще не ушла далеко – раз уж она так открыто флиртовала с ним, может, простит его непроходимую тупость. Он смеется вместе со всеми, впрочем, не чувствуя такой же легкости, но не смеяться было бы еще хуже. И, разумеется, не пытается никого догнать.
Духи предыдущей пахнут розовым перцем, грушей, жасмином, миндалем и кофе – и еще какими-то запахами, которым он еще не нашел названия. Она не брала мясо, и он не уловил «домашних» запахов – только мокко и говяжий язык в соусе из чили, томатов, уксуса, чеснока, лука и кинзы. Наверное, тако. Она взяла сосиски – и что-то подсказывало Сету, что их не ждет ничего интереснее поджаривания на сковороде, какая там быстрая переделка в фарш в комбайне, для хорошего, ароматного рагу, или хотя бы соус с чесноком и томатами. Он представлял, как после она заходит в супермаркет и собирает нехитрую тележку, которая еще раз напомнит о ее одиночестве: маленькая упаковка майонеза, банка консервированного горошка, замороженная картошка фри, пластиковый контейнер с салатом, несколько замороженных пицц или куриные крылышки, вареные креветки в соусе, ветчина, хлопья на завтрак и упаковка порезанного дольками арбуза – на десерт. Она говорила что-то о том, что готовить совершенно некогда, и она восхищается такими людьми, как он – которые действительно хороши в том, что касается еды. Он вежливо улыбался, не глядя ей в глаза, и так же вежливо кивал: поддерживать такой разговор было куда как сложнее. По правде говоря, это было пыткой. Ее лица он тоже не запомнил.
Первым, что он почувствовал, был сильный, стойкий запах кофе, затем к нему примешался запах табака – слабый, но отчетливый, говорящий о том, что его обладательница курит редко, но постоянно, и он остается в волосах, как и многие другие запахи. Остальное он разобрал не сразу, потому что запах накрыл его с головой – особенный запах, личный, человеческий, который смешался с запахом яиц, сыра и помидоров – ее завтрака. Он против воли повел носом, втягивая этот запах, пробуя его, как незнакомый коктейль, поднял глаза, безошибочно определив источник. Лицо показалось ему знакомым, но чтобы подстегнуть память, потребовалось отбросить больше пятнадцати лет. Он не видел ее очень долго, почти успел забыть, но первая любовь на то и первая любовь, чтобы так сразу не изглаживалась из памяти даже спустя многие годы. Сет почти уверен, что это она, хотя смотрел на ее лицо всего несколько секунд и почти сразу перевел взгляд на покупателя, пришедшего за фаршем для бургеров. Это кажется невероятным – встретить Анну Сэлмон, в которую он был влюблен в старших классах, но так и не пригласил ее на выпускной бал.

+3

3

Анна не хотела признавать, но будучи аналитиком у нее многие вещи получались лучше. Распорядок дня был выверенным и строгим, пусть и  с поправкой на ночные дежурства, однако они не сильно его сбивали, лишь сдвигая определенные часовые промежутки. У нее было отведено время для сна, готовки, уборки и досуга. Досуг обычно включал в себя прогулки на свежем воздухе, чтение книг, посещение городского бассейна и библиотеки. В бассейне она проплывала неизменное количество раз свою дорожку, а в библиотеке рассматривала атласы животного мира и любые другие красочные книги с детализацией чего-либо: зданий, механизмов, ландшафтов. В построении всякой иллюзии важна детальность. Чем больше деталей, тем реальнее она будет казаться.
Иногда досуг расширялся и включал в себя посещение кафе, баров и любых других мест, в которые ее приглашали. Раз в месяц она навещала своих родителей, раз в три недели остальное магическое семейство, объединенное в ковен. Порой, когда Анна встречалась с каким-нибудь мужчиной, ее неизменный распорядок приходилось корректировать, что доставляло некоторый дискомфорт, впрочем, какое-то время она вполне могла прожить и без строгих последовательностей и очередностей. Анна думала, что так уничтожает хаос из своей жизни, приводя его в порядок и подстраивая под себя.
Затем она сбежала от своей привычной размеренной жизни и оказалась в Нью-Йорке. Вечно шумном, вечно переполненном, совершенно невозможном. В открытом окне не стихал бесконечный поток машин, на этаже сверху кто-то постоянно громыхал мебелью, а затем вовсе устроил потоп и грязное темное пятно расцвело на ее потолке, когда Анна вернулась в съемную квартиру. Все, что она сделала тогда это просто легла спать, потому что ночь напролет они с ее наставником мотались по улицам, пытаясь изловить ошалевшего от крови новообращенного вампира.
Анна никогда не брала в руки оружие - ее научили стрелять.
Анна понятия не имела как обращаться с мечом - ее обучили азам сражений холодным оружием.
Анна никогда не умела убивать, даже помысли не могла об этом - ей показали, как проводить уничтожение непокорных, взбесившихся, сошедших с ума иных. Каждого, в зависимости от его вида.
В нее впихивали знания, направляли энергию, тянули вверх и понятие комфорта понемногу размывалось и утрачивало свои черты. Теряло прежнее значение.
Анна могла часами сидеть под душем, могла обходиться лишь завтраком, употреблять литры кофе, выкурить по пачке сигарет в день, страдать нарушением сна, истощать себя морально.
А потом все схлынуло и она вдруг расслабилась, принимая свою новую жизнь как данность.
Нашла квартиру в Сан-Франциско, с минимальным набором предметов мебели и, садясь в самолет, не имела с собой даже самого небольшого чемодана. Никаких связанных бабушкой шарфов, любовных писем и засушенных на память гербариев. Непривычная пустота и в тоже время легкость.
Анна терпеть не могла запах табака, поэтому твердо решила завязать с курением в прежних дозах. Кофеин казался менее опасным увлечением. Она снова записалась в бассейн и библиотеку. Прошлась по магазинам и приобрела все необходимые вещи и одежду. И даже понемногу решила вернуться к готовке, которую за этот длинный промежуток времени с ее подачи документов на обучение арбитром до приезда в текущий город и первых дней обустройства забросила совершенно. Обходилась чем-то нехитрым и элементарным. И кофе. Много кофе.
Мясная лавка располагалась неподалеку от ее съемной квартиры и казалась самым возможным из всех вариантов. А еще в ней работал оборотень, что, на самом деле, было довольно естественным вариантом. Ликантропы, как рассказывали ей во время обучения, всегда предпочитали выбирать профессию в соответствии с возможностями использовать грубую силу. Большая их часть. Но были и те, кто опирался на свое обостренное обоняние. А тут выходит, два в одном. И сила пригодится и нюх.
Он взглянул на нее мельком и, похоже, не придал особого значения. Да и сама Анна старательно перевела взгляд на мясо у прилавка, памятуя о том, что в отличии от тех же вампиров, оборотни терпеть не могли когда их чрезмерно внимательно разглядывали.
Так что когда дошла очередь до Анны делать заказ она просто потыкала пальцем в нужное место на витрине, кивнула на все вопросы относящиеся к мясу (она была не большим специалистом в мясных вопросах, но могла назвать по памяти все виды спаржи) и с большим интересом разглядывала фамилию и имя на прикрепленном к груди бейджике. Примечательно, но они ей казались смутно знакомыми. Даже чересчур смутно, словно налетевшее дежа вю - вроде бы и слышал где-то, но в тоже время неизвестно где, да и слышал ли вообще. Немного повозилась с бумажником, вытаскивая из него карточку.
Получив желаемое, Анна все-таки подняла взгляд и улыбнулась, к своему удивлению встречая ответный взгляд полный задумчивости и сомнения, как будто он все пытался понять, что какой-то маг от него хочет. Она ничего не хотела, поэтому дабы не смущать его больше своим присутствием бросила короткое "спасибо" и в спешке покинула магазин, чувствуя себя донельзя глупо.

+1

4

Ее запах то и дело перебивается остальными, здесь много разных запахов, и это похоже на набегающие на берег морские волны: она скрывается от его обоняния на секунду, а затем появляется снова, и он чувствует ее ясно, отчетливо. Он разворачивает ее запах постепенно, раскрывает новые слои. Одни ноты скрываются за другими, но постепенно он обнажает каждый нюанс ее запаха и тут же думает – для чего? Вместе они становятся незабываемым сочетанием, которое упорно притягивает его внимание. По отдельности это всего лишь набор запахов. И он бы не отказался узнать, почему именно это сочетание так действует на него.
«Попробуйте добавить в соус мостарду», – говорит он, взвешивая килограмм фарша и приветливо (привычно – он вызубрил эту улыбку, потому что мясник и без того кажется людям достаточно мрачным типом, а они должны приходить снова и покупать) улыбаясь покупателю. Когда мелко нарезанные ароматные кусочки маринованных фруктов попадают к таким же мелко нарезанным хрустящим маринованным огурчикам, свежему луку и салату, перемешиваются с горчицей, майонезом, томатной пастой и лимонным соком – это бесподобно. Сет говорит: «Сколько раз готовил, никто не оставался недовольным», и улыбается другой улыбкой. На самом деле Сет готовил именно такой бургер под таким соусом всего один раз: убедиться в том, что все получится действительно хорошо, и угощать ему было некого, а готовить для себя он предпочитал что попроще. Но покупатели любят такие мелочи, любят, когда им дают веру в то, что один рецепт преобразит их жизнь. Сет, впрочем, полагал, что так и есть: просто у него толком не доходило до того момента, когда он мог воспользоваться маленьким кулинарным волшебством. Покупатели, в конце концов, предпочитают покупать что бы то ни было у людей, которые полностью уверены в том, что делают и говорят. Но в этом нет ничего страшного, Сету и правда говорит о том, что любит и в чем разбирается. И ему это нравится настолько, что можно и улыбнуться.
Кажется, Анна все-таки не узнает его – а вот он уже полностью уверен в том, что это именно она. Он успел забыть ее голос, но черты ее лица признать способен, хотя многое изменилось. Это невероятно – то, что он видит ее здесь, в Сан-Франциско, хотя его бабуля схватила его, вещи, сбережения и уехала подальше от прошлой жизни. Она как будто… как будто та, прежняя жизнь, в которой все было легко и ясно, вернулась к нему. Вернулась за ним.
Она вернулась за ним, да?
Она стала очень красивой, – на этой мысли Сет прикусывает язык, выбирая для нее самый красивый толстый край. Не то чтобы она не была красивой тогда, в школе… Нет, с этого начинать разговор все-таки не стоит. Он аккуратно выкладывает мясо на весы, затем – любовно заворачивает в пергамент. «Можно хранить в холодильнике до пяти дней», – говорит Сет, все еще надеясь, что и она узнает его. Надеясь разговорить ее. Но она не слишком-то расположена к разговору. Она уходит и может никогда больше не вернуться. На размышления остается минута.
– Фредди! Я сейчас вернусь.
Он торопливо стянул перчатки и фартук, уже не слушая залихватского свиста, летящего в спину. Даже не стал набрасывать куртку. Выскочил на улицу, уже почти чувствуя, что не успел, и останется только вернуться обратно – хотя почему вернуться? След ее запаха еще не перебило уличной вонью, он успеет догнать ее, прежде чем запах окончательно перебьется. Но вынюхивать не пришлось.
– Анна! – окликнул Сэт, легко подбегая и останавливаясь в нескольких шагах от нее.
В ней был не только обычный человеческий запах. Анна пахла магией – но Сет не придал этому никакого значения.
– Анна Сэлмон, ведь так? Я узнал тебя почти сразу, ты почти не изменилась, – все еще не видя на ее лице узнавания, он немного стушевался. Он не так представлял себе такой разговор. – Ты меня не помнишь? – неуверенная улыбка. Что и говорить, это было не самым приятным моментом. Всегда неприятно понимать, что человек, которого ты узнал за считанные секунды, смотрит на тебя и совершенно ничего не помнит, как будто ты для него пустое место. Он опустил взгляд на свои ноги, но снова поднял его, исподлобья глядя на Анну. Снял очки – привык их носить с тех самых пор, как начал работать с разрубом и обвалкой мяса, они придавали ему… более умный вид что ли. – Я Сет… Сет Фаулз… Мы учились в одной школе.
На улице было прохладно, но он этого не чувствовал. Не сейчас, когда весь мир сузился до одного-единственного человека.

0


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » I kinda wanna be more than friends [15-18.12.2016]