РОЛЕВАЯ ИГРА ЗАКРЫТА
нужные персонажи
эпизод недели
активисты
— Простите... — за пропущенные проповеди, за пренебрежение к звёздам, за собственный заплаканный вид и за то что придаётся унынию в ночи вместо лицезрения десятого сна. За всё. Рори говорит со священником, но обращается, почему-то, к своим коленям. Запоздалый стыд за короткие пижамные шорты и майку красит щёки в зарево.
Ей кажется, что она недостойна дышать с ним одним воздухом. Отец Адам наверняка перед Богом уж точно чище, чем она и оттого в его глазах нет и тени сумбура сомнений. Должно быть подумал, что ей необходима компания и успокоение, ибо негоже рыдать в храме господнем как на похоронах, но Рори совершенно отчётливо осознаёт, что ей нужно совсем не это.

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Неслучившееся » all walls must fall [AU]


all walls must fall [AU]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://78.media.tumblr.com/513b9dbfea49074d005e062afb7076f4/tumblr_p5upenPU0h1rbb9x4o1_540.gif

Дата и время: 27.12.1988
Место: ФРГ, один из сотен баров
Участники: Гидра и Цербер
Краткое описание: Цербер был верным псом. Работа под рукой советов была не просто прикрытием - она навевала ему нечто из прошлого, когда он рвал людей по приказу Аида. Теперь он убивал одних людей по приказам других, стараясь не дать стене пасть окончательно. Но было кое-что, что он знал про себя: эти приказы не стоили ничего, если на пути становилась семья.


[nick]Cerberus[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2KDvu.gif[/icon]

Отредактировано Alexander Demidov (2018-08-23 13:31:55)

+3

2

PLAY

Чем был хорош этот старый, взятый напрокат фольксваген, так это тем, что у него были нещадно разломаны сиденья. Гидра не знала, что тут такое делали с машиной до нее, но это её и мало интересовало. Хорошенько подпихнув блоком сигарет, припрятанные в глубине сиденья фотографии, блокнот и пленку, она выключила мотор и недовольно скривившись на темную, кое-где обледеневшую улицу, Зои вышла из машины. Превозмогая влажный и пронизывающий ветер Берлина, она быстро зашагала ко входу в ночной клуб, попутно небрежно, лишь одной рукой, лишь цепкими пальцами, придерживала свое малиновое пальто с шерстяным воротником, совсем без намерения пользоваться пуговицами и так же небрежно, бросила обертку сигаретной пачки на блестящий, отражающий неоновый свет вывески, асфальт.
В ФРГ она уже второй месяц, ей было куда проще попасть на эту сторону Берлина. Официально. Ведь неофициально, на сторону Восточной Германии, через стену, она могла перебраться без особых усилий, требовалось лишь немного обнажиться для этого. Благо Берлин, был изрыт и каналами Шпрее, с доступом к реке и ее подводными выходами.
Официальная причина приезда или иными словами законная, ей требовалась по причине её работы на Хэмильтона. Эта работа очень напоминала детективную, смежную с исследовательской. Но при всём она должна оставаться в тени, быть незаметной для других. Назовем её скорее шпионской деятельностью. Она должна была искать необычных людей, в которых может быть сокрыт, не много и не мало — бог. Этим она уже занималась двадцать восемь лет — искала богов. Ну или одного, какого нибудь. Плешивого и пьяного, тухнущего в человеческой оболочке, ну хоть кого-то. Пока безуспешно, но Гидре никогда не казалось это занятие пустым. По одной простой причине, что богов она в одной своей жизни встречала лично. Одна богиня её вскормила, а от рук будущего бога, закончилась её первая жизнь. Если боги были, значит могут быть и далее, возможно также пользуясь смертными телами людей, прячась. На их месте, она бы тоже пряталась, ведь таких делов наделали за эти тысячелетия.
Привычно одарив охранника короткой улыбкой лишенной любого тепла, Лерна стала пробираться сквозь скопление людей, маневрируя, совершенно неспешно пропуская движущихся на нее и вклиниваясь в небольшие пространства между толпящимися. Она добралась до столика, где для отвода глаз должна была встретиться со своими новыми названными друзьями из редакции модного журнала, на который работала фотографом под именем Изабель Аджани. Та самая Изабель, что работала с восходящей звездой моды — Линдой Евангелистой. В Западной Германии любили громкие имена и блестящие, словно глянцевое покрытие, надутые как шарики на праздник, сенсации. Наверное это объяснялось тем, что жители ФРГ старались отделиться от ГДР во многом, преуспеть в большем и так далее по списку.
Склонив голову чуть в бок, Зои убрала прядь волос за ухо, после того как всех по очереди перецеловала в щеку и уселась выслушивать рассказы их главреда о событиях прошлого часа. События пестрели его остроумием и подчеркиванием того, сколько же он потратил уже денег, поэтому она слушала недолго, полученный бокал скорее грела в руке, чем пила из него и в нужное время с посредственной убедительностью, сыграла внезапное озарение, что ей нужно отойти в ванную комнату.
— Ох, Вольфи, я сейчас подойду. — в мигающем, тусклом свете ночного клуба это было достаточным уровнем актерской игры, тем более когда зритель уже немного набрал градус в своей крови.
Сегодня у нее должна была быть уже вторая встреча. Девушку звали Астрид и чтобы на нее выйти, Лерна потратила целых три недели и толстую пачку марок на это. Это уже была вторая деловая встреча за этот вечер, но эта была куда важнее буквально всех предыдущих. Устроившись поудобнее за барной стойкой, Гидра заказала себе Столичную со льдом и закурила. Стулья у бара всегда пустовали, ведь все в основном веселились на танцплощадках или же более комфортно отсиживались на мягких диванах.
Почему именно Берлин? Если бы вы были сейчас в Берлине, вы бы не задавали такого вопроса. Сейчас в этом городе, разделенном стеной, творились поистине необычные события. Все были яркими, но сокрытые в тенях. Со стороны казалось всё обычным, но внутри, под кожей города уже бежала совершенно иная кровь. Измененная, не принимающая фальшь, не принимающая грубостей, гнетущих законов. Пока для города эта кровь была настолько инородной, что тело города кое-где вздувалось, а где было тонко, кожа его рвалась и кровь прорывалась наружу. Как бы агенты с обеих сторон не старались сохранить свою любимую стену в целости, она уже стала поддаваться, эта новая кровь стала точить разрисованный с одной стороны яркими красками, а  с другой стороны и совершенно серый бетон.
Такие события должны привлечь такие сущности как богов. Такие события, правда пока в теории, должны будут проявить, выдавить, из глубины физического тела бога. Или же Лерна поможет в этом процессе, любыми доступными ей способами. А пока она собирает лишь списки возможных кандидатов.
Но, когда к ней приблизился высокий парень с шеей треннированного бойцовского пса, то Гидра сразу сообразила, что этот вечер явно тихо не закончится и явно не в теплой ванной с бокалом розэ.

[nick]Hydra[/nick]
[status][/status]
[icon]http://s3.uploads.ru/a75Z4.jpg[/icon]

Отредактировано Anna Baker (2018-08-23 13:41:40)

+3

3

Он не был связан с СССР одной нитью, и никогда не будет. Цербер знал многих, работающих на КГБ по убеждениям, знал и тех, кто скрывал истинные намерения, лишь желая прикрыть собственную спину  и не дать попасть под удар близким. Их было не так много среди тех, кто вкладывал в душу в дела государства, и скрывались они правда искусно, подменяя одно другим, но у Цербера был слишком зоркий взгляд, чтобы он мог не заметить этого.
Ему было все равно. Он работал, не особо вкладывая душу, но верный пес - это то, кем он был, даже несмотря на то, на какой стороне он играл. Начальство уважало его, ставило в пример, а из количества отчетов, которые были написаны по его делам, уже можно было строить стены. 
Может, именно поэтому его выпускали за другую из стен.
То, что скрывалось за железным занавесом, было не ново для Цербера. Для Николая - да. Он шарил взглядом по новой, незнакомой ему обстановке, заглядывал в окошко иллюминатора, пока рассекающий воздух самолет вез его на совершенно умопомрачительной скорости. Все-таки то, чего добились люди - это было умопомрачительно. Он своими глазами наблюдал прогресс, но, все равно, сидеть сейчас на высоте тысяч метров и покачивать головой на предложение стюардессы взять выпить - кто только мог об этом подумать.
В аэропорту его уже ждут. Низкий мужчина передает ему плотную папку, которую Цербер убирает к себе, чтобы пролистать потом, и ведет его к неприметной машине. Здесь все было неприметно. Если не прищуриваться, то ГДР был слишком похож на СССР, даже несмотря на то, что долгое время принадлежал Германии. С шагнувшим сюда коммунизмом появился этот неотвратимый флер, который преследовал Цербера все то время, что он жил в СССР. Он не был неприятен, но и хорошего ничего не сулил. Он говорил тебе - ты в безопасности, но никто не застрахован от черного автомобиля, который ночью отвезет тебя на Лубянку.
Цербер работал на Лубянке. Черная машина в ночи - это не то, чего он боялся, посему от этого флера он получал мягкое, ненавязчивое удовольствие.
Пока машина везет его по не слишком людным улицам ГДР, он изучает предоставленные документы. Не слишком сложно, не слишком просто, что-то среднее, что постоянно встречалось в его работе. Еще раз пробежаться по строчкам, чтобы запомнить все, что может ему понадобиться, и хватит. Бумаги можно сжечь. Даже нужно.
Найти, как она называла себе в новом городе, Астрид, было легко.Не так просто для обычного человека, но у Цербера острый глаз, чувствительный нюх и крепкая хватка бойцовской собаки, которая давала ему пару очков вперед. Всего пара дней, хотя у других могли бы уйти недели, и он знает маршрут и время, знает, когда будут отсутствовать соседи. И поэтому, когда он ждет в темноте квартиры, ничего не мешает набросить ей на шею удавку и держать достаточно долго, пока девичье тело не перестало трепыхаться в его руках.
Правда, если бы это было, что было предложено ему государством - он бы обиделся, но пара наводок сказала, что она должна была встретиться с кем-то, чтобы передать информацию. Это было сложнее. Это было вызовом, которые Цербер принимал без оглядки, потому что рыть носом землю - именно то, от чего он получал удовольствие.
Он стоит минут десять перед неоновой вывеской клуба, затягивая вытащенной исподтишка сигаретой. На пачке, спрятанной глубоко во внутреннем кармане куртке, размашистыми буквами было написано "Космос", и, начистоту, эта дрянь совершенно не напоминала сигареты. Церберу нравилось. Он смолил сигаретой, зажав ее в кулаке, и сквозь прищур глаз смотрел, как ходят туда-сюда люди. ФРГ была гораздо свободнее, гораздо раскрепощеннее в этом плане, этого у нее не отнять, и пробираться сюда было гораздо легче, чем в обратную сторону. С его-то ресурсами.
В клубе душно и куча людей. Цербер цепляется взглядом за одну темную голову, другую, третью, глубоко внутри благодаря Астрид за то, что та позабыла советские заветы (да и заветы всяких служб) и не уничтожила информацию после прочтения. Может, она хотела, но успела сделать это лишь с частью, потому что некоторые нити, которые держал Цербер, все еще были оборваны; он не понимал - зачем нужна была эта встреча? Она явно не касалась Союза, но информация о ней была, и Цербер должен был ее проверить.
Знакомое лицо он замечает у бара и ненавязчиво двигается в его сторону, чтобы не привлекать лишнее внимание. У него была команда на устранение, но сперва было необходимо выяснить, что она знает. Проверить все, не оставить после себя ничего.
Она замечает его, напрягается, и Цербер взглядом сгоняет сидящего рядом парня, чтобы сесть на освободившееся место.
- Итак, - он отодвигает подальше недопитый стакан с алкоголем, но не выпускает его из рук, - Изабель, верно? Астрид просила прощения за то, что не смогла вовремя предупредить, но ей пришлось срочно уехать. Она сказала, что я тоже могу быть полезен, но ничего толком не объяснила, - он чуть улыбается, как бы говоря, ну и что с нее взять, такая уж она, - Быть может, и правда могу.
[nick]Cerberus[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2KDvu.gif[/icon]

Отредактировано Alexander Demidov (2018-08-23 13:45:23)

+3


Вы здесь » Arcānum » Неслучившееся » all walls must fall [AU]