РОЛЕВАЯ ИГРА ЗАКРЫТА
нужные персонажи
эпизод недели
активисты
— Простите... — за пропущенные проповеди, за пренебрежение к звёздам, за собственный заплаканный вид и за то что придаётся унынию в ночи вместо лицезрения десятого сна. За всё. Рори говорит со священником, но обращается, почему-то, к своим коленям. Запоздалый стыд за короткие пижамные шорты и майку красит щёки в зарево.
Ей кажется, что она недостойна дышать с ним одним воздухом. Отец Адам наверняка перед Богом уж точно чище, чем она и оттого в его глазах нет и тени сумбура сомнений. Должно быть подумал, что ей необходима компания и успокоение, ибо негоже рыдать в храме господнем как на похоронах, но Рори совершенно отчётливо осознаёт, что ей нужно совсем не это.

Arcānum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » Undiscovered country [январь-июнь 2017]


Undiscovered country [январь-июнь 2017]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumfiles.ru/files/0017/28/9b/42364.gif http://forumfiles.ru/files/0017/28/9b/46216.gif

Дата и время: январь-июнь 2017
Место: Глазго (Шотландия), Сан-Франциско (США)
Участники: Ewan Moore, Roman Valenza
Краткое описание: История о том, куда приводят путешествия с незнакомцами.

Отредактировано Roman Valenza (2018-09-08 13:45:36)

+1

2

— Я ничего не покупаю. И ничего не продаю, — сквозь прищур довела до сведения помятого вида старуха, едва не захлопнув дверь перед самым носом.
— Неужели я похож на коммивояжера? — почти искренне удивился Валенца, легким движением поправляя воротник черного двубортного пальто, ценником сопоставимого с ценой небольшого коттеджа.
— И у нас никто не умер! — вызывающе добавила женщина, подозрительно оглядывая Валенца от мысков черных ботинок до шарфа того же цвета.
— Не представляете, насколько эта информация греет мне сердце! — ахнул Валенца, будто бы невзначай просовывая край кожаного, на сей раз коричневого портфеля в узкое свободное пространство между косяком и дверью:
— А если серьезно — миссис Мур, полагаю? — я пришел поговорить о вашем внуке, Эване.
— Юэне!
— Ох, простите! Я недавно в городе… Забыл представиться. Меня зовут Эдмунд Джексон, я новый школьный психолог Юэна. Видите ли, мальчик… — опустил взгляд Валенца, с изумлением обнаруживая, оказывается, этот иссушенный аватар смерти была обута в лакированные туфли-лодочки на стальной шпильке. Что вкупе с розовым махровым халатом и голубой, игриво наброшенной на плечи шалью из козьей шерсти выглядело ну, мягко выражаясь, эффектно.
«Зато она одета», — машинально утешил себя «Эдмунд Джексон», потому что сомнений не было: по степени воздействия на душу и тело перспектива увидеть эту даму раздетой немногим уступала возможности окончить жизнь под здоровым гидравлическим прессом.
Удивительная женщина. Воистину удивительная. Вот именно из-за таких и началась охота на ведьм.
— Что он опять вытворил? — наморщила лоб эта несколько перезрелая фантазия на тему Ki-sikil-lil-la-ke* с таким поразительным сочетанием злорадства и ненависти на лице, что даже Роману, человеку, в общем-то, хладнокровному и сдержанному, чуть-чуть захотелось повеситься.
«Что уж и говорить о сложном подростке».
— Ничего, — выгнул уголки губ Валенца, не сводя темно-карих глаз с бледно-голубых женщины. — Напротив. Должен отметить, мальчик создает о себе весьма приятное впечатление. Он умен, насколько я могу судить, обладает кретивным мышлением, однако. Однако чрезвычайно замкнут и очень скрытен. А это, как вы, должно быть, знаете, верный признак… напряженных отношений в семье.
— Вы на что намекаете?!
Небо темнело. Становилось ветрено. Последние часов десять, то есть с самого момента прибытия, он не ел. Да и устал порядком. Если быть до конца честным.
— Я ни на что не намекаю, миссис Мур, — тяжело выдохнул Алессандро Федерико Валенца, пристально глядя в водянистые глаза не магички, но ведьмы. — Я выдвигаю предположения. Можете их подтвердить, можете опровергнуть. Поймите меня правильно, миссис Мур, я люблю свою работу и стараюсь выполнять ее хорошо. И в ваших же интересах, чтобы мой труд приносил пользу. О, поверьте! Я сейчас не о себе. В первую очередь я говорю о пользе таким одаренным детям, как ваш Юэн. А ведь он, повторюсь, весьма одаренный мальчик, и... по-моему, скоро пойдет снег. Не думайте, я не навязываюсь, но — продолжим беседу в тепле? За кружечкой чая, в располагающей домашней атмосфере...
— Проходите, — коротко бросила Ki-sikil-lil-la-ke, через мгновение стуча стальными шпильками по орехового оттенка паркету.
«О боже», — мысленно скривился Валенца.
Теперь не секрет, от чего Иннес так ненавидела говорить о семье и почему, собственно, на ней же погорела.
— Вам с молоком и сахаром, мистер Джексон?
— Черный, пожалуйста. Заранее премного благодарен.
__________________
* — Лилит, шумерская версия

Отредактировано Roman Valenza (2018-09-11 10:11:03)

+2

3

Это был один из тех дней, когда Рхоне — женщине, что являлась родной бабушкой Юэна — не нравилось абсолютно ничего начиная с неправильно помытой тарелки — подумать только! — и заканчивая тем, что воротничок его поло, видите ли, недостаточно прямой. От придирок буквально некуда было деться, и ведь не возразить. Приходилось понурив голову сносить все словесные нападки, согласно кивать и что-то мямлить в ответ. На самом деле, Юэн очень боялся новоявленную родственницу — сухая и черствая, язвительная и бескомпромиссная, высокомерная и обозленная на весь мир. Мама хоть и говорила, что Рхона — человек непростой, но вряд ли она имела ввиду, что непростой настолько. Юэну ужасно не нравилось жить в доме бабки, но иных вариантов у него просто-напросто не было. Сбежать? Без достойных средств и поддержки? Нет, Юэн хоть и был порывистым мальчиком, хоть в нем и играл юношеский максимализм, все же мозгом пользоваться умел и делал это не только тогда, когда прижимало по жизни. Кроме того, то было желание его мамы, разве Юэн мог бы ослушаться? Нет, разумеется, нет. Конечно, до тех пор, пока не придумает, как выкрутиться. 
День таки был преотвратный. Юэн сидел в своей комнате и бессмысленно смотрел в окно. И где же обещанный синоптиками снег? А еще немного Юэн думал об Эйлин — рыжеволосой девчонке с милыми веснушками из параллельного класса. Да только смысл думать, если они не знакомы, к тому же она совершенно не обращала на него внимание? Вообще-то следовало бы подумать над рефератом, который сдавать на следующей неделе, но браться за него юноше совершенно не хотелось — он сделает это на выходных и ни днем раньше.
Словом, вечер ничем не отличался от остальных таких же, за исключением повышенной вредности Рхоны.
Стук в дверь и чертыханье Рхоны вывели Юэна из задумчивости. На первой реплике с повышенными интонациями юноша поморщился и потянулся за рюкзаком, чтобы достать свои наушники и не слышать очередного недовольства бабушки, благо, направленного не на него. Нащупал письменные принадлежности, шнур от зарядки, лего, но не наушники. Замешкался. 
Что? Он ослышался или его имя действительно прозвучало в разговоре? Так и не нащупав наушников, Юэн резко поднялся и, подойдя к двери, прильнул к ней ухом. Однако да, речь шла именно о нем. Очень интересно. Но внезапно. Но любопытно.

В гостиной Юэн оказался на пару мгновений раньше, чем Рхона и незнакомец. Юноша не соизволил поздороваться и лишь крайне недовольным взглядом буравил темнокожего мужчину.
— Итак, вы не школьный психолог, и к моей школе отношение не имеете, — обличительно произнес Мур, заслышав характерный шум ставящегося на плиту чайника. И не вопрос то был, а банальная констатация факта. Школьный психолог, во-первых, была белокожей, во-вторых, являлась дамой средних лет и, в-третьих, никогда не ходила по домам учеников.
Вопросы «Какого черта?» и «Что вам от меня, собственно, нужно?» Юэнвслух не задал, искренне полагая, что это итак весьма очевидно.

Отредактировано Ewan Moore (2018-09-08 23:56:11)

+1


Вы здесь » Arcānum » Прошлое » Undiscovered country [январь-июнь 2017]